Японские корни корейской трагедии

by 관리자 posted Jun 17, 2019
Google 번역번역
?

Shortcut

PrevПредыдущее Статьи

NextСледующее Статьи

ESCЗакрыть

Larger Font Smaller Font Вверх Вниз Go comment Напечатать

10.jpg

 

Московское издательство «Аквариус» выпустило книгу "Японские корни корейской трагедии". Это многолетние раздумья об истории и судьбе российских корейцев Э.Н. Кима сына насильственно переселенных в 1937 году из Дальнего Востока в Центральную Азию, внука руководителя колхоза в Приморье изложены в этой брошюре.

 

Автор анализирует и доказывает, что японские корни корейской трагедии начали взрастать с 1905 года, и несчастья эти длятся до сих пор. Аннексия Кореи Японией привела к насильственной эмиграции из Кореи, обернулась для корейцев в СССР насильственным переселением в 1937 году и закончилась разделом Кореи по итогам Второй мировой войны. Ещё один его вывод однозначен. Советский Союз, разгромив квантунскую армию, внес решающий вклад в освобождение Кореи от японских захватчиков.

 

Автор убеждает и показывает на фактах, что партизанскую войну, которую вели российские корейцы с 1918 по 1922 годы против японских оккупантов, вторгшихся на российскую землю – это воистину народная война.

 

Брошюра познавательна для всех, кто интересуется Кореей и корейцами.

 

 

Эдуард Ким,

председатель правления

Общероссийского объединения корейцев

 

Корейцы в Приморье

1.jpg

 

В середине XIX века Российская империя сосредоточила свое внимание на Дальнем Востоке, где цинский Китай, ослабленный в 1840—1860 годах сокрушительными поражениями в опиумных войнах от Великобритании и Франции, больше не мог удерживать свои северо-восточные земли. Айгунский договор, подписанный с Китаем в 1858 году, зафиксировал передачу России современного Приморского края, на территории которого уже в 1860 году был заложен Владивосток.

 

Российское правительство было заинтересовано в сельскохозяйственной колонизации новых территорий и активно переселяло в Приморье казаков и крестьян из западных и центральных районов России. Для ускорения развития восточно-сибирских и дальневосточных земель в 1891 году было начато строительство Транссибирской магистрали между Челябинском и Владивостоком протяженностью около 7 тысяч километров, призванной соединить железнодорожным сообщением Европейскую часть России и Дальний Восток. Так впервые Россия и Корея стали соседними приграничными государствами, и с тех пор судьбы народов двух стран тесно переплелись.

 

Первые корейские переселенцы, которые с 1864 года стали добровольно заселять российское Приморье, сыграли существенную роль в развитии сельского хозяйства на российском Дальнем Востоке, особенно, при дефиците на первых порах славянских поселенцев и срочной необходимости снабжать провиантом российскую армию. Царские власти в то время активно поощряли приход и расселение корейцев на приморских землях. Чиновники тех лет много писали в своих отчётах о трудолюбии корейских крестьян, об огромной урожайности на осваиваемых ими землях, о честности и законопослушности новых переселенцев. Царские генерал-губернаторы С.М. Духовский, Н.И. Гродеков, Н.Л. Гондатти считали, что в интересах России пребывание корейских поселений на российском Дальнем Востоке.

 

До 1882 года действовал закон о переселенческих льготах для иностранцев в Приморском крае, а для тех, кто получал российское подданство, уменьшались налоги, а также давалась возможность получить во владение землю и свободно заниматься сельским хозяйством. Поэтому корейцы переселялись в Россию обычно целыми семьями с необходимым набором сельскохозяйственных орудий, а некоторые со своим рабочим скотом с целью создания полноценных хозяйств, при этом многие из них охотно принимали подданство «белого царя».

 

Корейские переселенцы явили себя в России как законопослушные, усердные и умелые земледельцы. Обладая большим опытом возделывания земли в сыром муссонном климате среди сопок, вдоль морского побережья, корейцы быстро добились на новых землях сравнительно высоких урожаев риса, пшеницы, гречихи, бобов, ячменя, кукурузы, картофеля. Корейские поселенцы собирали с десятины до 120 пудов зерна, 300—400 пудов риса. Высокая урожайность была обусловлена применением корейцами интенсивных технологий возделывания сельскохозяйственных культур, использования грядового способа посева и регулярной прополки пашни, требующей, действительно, огромных усилий.

 

Для малоземельной Кореи интенсивная технология была традиционной и единственно возможной формой земледелия. Впервые на Дальнем Востоке встретились корейская интенсивная земледельческая культура с русским многопольным экстенсивным земледелием, при котором производство продукции увеличивается за счет расширения посевных площадей. А земли у России всегда было много. Корейская система полеводства с чередованием культур, с плодосменой, способствующей восстановлению плодородия земли, соседствовала на землях Приморья с традиционными для русского земледелия формами парозалежной системы, органично дополняя друг друга. Шло постепенное взаимопроникновение двух земледельческих культур.

 

Правовой статус корейской общины в Приморье власти определили в 1891 году приказом Приамурского генерал-губернатора А. Н. Корфа. Корейское население было разделено на 3 категории: русско-подданные; иностранно-подданные, постоянно проживавшие на территории Российской империи и иностранно-подданные, временно прибывшие на заработки. Корейцы 1-й категории могли приобретать землю и вести хозяйство, создавать органы самоуправления. Поселенцы 2-й категории получили право легального проживания при наличии корейских национальных паспортов. Им разрешалось арендовать землю, кроме земель, принадлежавших государству. Иммигранты 3-й категории, приехавшие на сезонные заработки, обязывались в течение месяца обменять корейские паспорта на русские билеты, выдаваемые на срок до года. Для них действовал запрет на создание собственного хозяйства.

 

Вся жизнь прибывших в Россию корейцев протекала внутри существующего де-факто компактного, обособленного поселения корейцев в Приморье. Это не сильно беспокоило российские власти, пока соседом была миролюбивая Корея. Русское население Приморья благосклонно относились к корейцам, крестьяне и казаки, видя в корейцах дешевую и трудолюбивую рабочую силу или выгодных арендаторов, весьма охотно принимали их на свои земли. До начала XX века отношение к корейской иммиграции в России было вполне благожелательным, центральные и местные власти активно вовлекали   корейскую рабочую силу в хозяйственную жизнь региона, помогая им осваивать новые целинные земли, создавать овощеводческие хозяйства, заниматься скотоводством, использовали их в реализации многих стратегически важных хозяйственных проектов для Дальнего Востока

 

Тем временем Япония, после реставрации Мэйдзи в 1868 году, провела масштабную модернизацию экономики страны, создала и обучила по западным образцам армию и флот, а к середине 1890-х годов перешла к политике активной внешней экспансии, в первую очередь это относилось к географически близкой Корее. Последовавшая борьба с Китаем за контроль над Кореей, привела к японо-китайской войне 1894-1895 годов. Япония в ходе этой войны нанесла Китаю сокрушительное поражение. В апреле 1895 года Китай был вынужден подписать Симоносекский договор, согласно которому Китай отказался от всех прав на Корею, передал Японии остров Тайвань и Ляодунский полуостров, а также выплатил солидную контрибуцию.

 

После победы над Китаем, главной целью японской внешней политики стало недопущение европейского контроля над Кореей, которая, ввиду её близости к Японии, рассматривалась последней как «нож, направленный в сердце Японии». Война между Российской и Японской империями 1904 -1905 годах за контроль над Кореей и Жёлтым морем завершилась поражением России. 23 августа 1905 года был подписан Портсмутский договор, зафиксировавший уступку Россией Японии южной части Сахалина и Южно-Маньчжурской железной дороги.

 

Поражение царской России в русско-японской войне 1905 году убрало последнее препятствие, открыла дорогу японскому милитаризму для оккупации и аннексии Кореи. В 1905 году был заключен договор о протекторате Японии над Кореей, а в 1910 году подписан договор об аннексии Кореи Японией.

 

Мы видим, что Япония целенаправленно шла к аннексии Кореи, разгромив на своем пути к этой заветной цели последовательно китайские и российские войска. Шансов у Кореи избежать аннексии Японией и сохранить свою государственность в то историческое время не было.

 

Это горестный, но очевидный факт. На то время Корея не имела сильной армии и развитой экономики. Для милитаристской Японии аннексия Кореи была только первым шагом. В замыслах Японии было – создание на всей территории Восточной Азии и в бассейне Тихого океана японской колониальной империи.

 

Как обычно случается, при оккупации одной страны другим государством появляется беженцы. Корея не исключение. После оккупации Кореи японскими войсками из страны потянулись тысячи беженцев в соседние страны - Россию и Китай. Истоки этого явления - оккупация Кореи японским захватчиком и многочисленные акты насилия: заточение корейского правителя, кровавые расправы над корейским народом, насильственное выселение крестьян с собственных земель.

 

Обратимся к исторической литературе. В книге Хан В. С. (кандидат философских наук), Сим Хон Ёнг (кандидат политических наук) «Корейцы Центральной Азии: прошлое и настоящее». В главе 2, приведена таблица 4, где указаны данные о численности корейцев в России по годам.

 

Год

Численноость

русскоподданых

корейцев (чел.)

Численность

нерусскоподданых

корейцев (чел.)

Итого 
1892 12 940 3 624 16 564
1900 16125
 
11755 27880
1905 16500 12000 28500
1910 17080 36996 54076
1923 34559 72258 106817
     

 

Данные таблицы наглядно демонстрируют, что история российских корейцев после 1905 года – это история беженцев. Проведем несложные расчеты:

За пять лет с 1900 года до 1905 года в Россию переселились всего 620 человек. За последующие пять лет с 1905 года по 1910 год, после установления протектората Японии над Кореей, в Россию перебрались сразу 25576 человек. Взрывная миграция! Это беженцы! Практически такое же количество корейцев переселились добровольно в Россию с начала первых поселений за 40 лет.

 

Потеря независимости Кореей в 1905 году, установление японского протектората – это ключевое, поворотное событие в истории Кореи, а также в истории российских корейцев. История российских корейцев до 1905 годы и после 1905 года – это разные истории. До 1905 года – это история добровольного переселения корейцев в Россию, а после 1905 года – это история беженцев.

 

Все стало меняться после 1905 года.  Появление у южных границ России враждебной милитаристской Японии, война с которой недавно закончилась бесславным поражением, медленно, но верно, изменило для России всю ситуацию на Дальнем Востоке. Новые обстоятельства не могли не сказаться на российских корейцах. Россия стала укреплять свои границы, поменялось отношение властей к компактному проживанию корейцев в Приморье у границ с Японией. Оно стало вызывать беспокойство властей вначале царской России, а затем и Советского Союза.

 

Тогда, еще у властей царской России, впервые стали появляться идеи о переселении корейцев в глубь России. 1908 году Приамурский генерал-губернатор Павел Унтербергер писал министру внутренних дел: «После войны 1904-1905 гг., когда ненавистные корейцам японцы сделались хозяевами в Корее, переселение к нам корейцев еще более усилилось... захват значительных площадей корейцами, выселение которых в будущем может встретить всевозможные препятствия, равносилен ослаблению нашего положения на берегах Тихого океана… Нельзя также надеяться на лояльность этого элемента в случае войны с Японией; напротив того, они тогда представят из себя чрезвычайно благоприятную почву для широкой организации врагами шпионства».

 

Уже в 1908 году впервые речь пошла о «выселении корейцев», о «шпионстве», отмечено также «ненавистные корейцам японцы». Генерал-губернатор в 1908 году предсказал все, что произойдет с российскими корейцами в Приморье на 30 лет вперед. В этом письме просматривается вся матрица того, что случится с российскими корейцами: корейцы будут выселены под предлогом японского шпионажа, несмотря, на то, что японцы ненавистны корейцам.

 

Где здесь «сталинский режим»? Его еще нет и в помине. Но есть логика власти - забота о безопасности страны, понимание - какого опасного соседа она заполучила у своих границ и осмысление новых обстоятельств, которые могут создать предпосылки для стратегической уязвимости территории Приморья.

 

После 1905 года действительно изменилось отношение властей России к корейцам-переселенцам, к компактному их проживанию в Приморье. Но не из-за корейцев. А из-за японцев. Из-за военной угрозы, исходящей от милитаристской Японии. Это реакция на агрессивного соседа, на Японию. А российские корейцы – жертвы противостояния двух враждующих империй. Так по факту, оккупировав Корею, японцы отравили ядом недоверия вполне доброжелательные отношения российских корейцев с русским населением, в одночасье сделали корейцев в глазах русских «неблагонадежным элементом».

 

Корейских беженцев в Приморье перестали наделять землей. Прибывающие беженцы стали арендовать земли у казаков, крестьян, русскоподданых корейцев, церкви, чинов лесной стражи. В 1905 году доля арендаторов составляли 30%, в 1910 году – 70%, а в 1917 году - около 90% среди корейского населения края. Изменился подход к предоставлению гражданства корейцам. Владимир Арсеньев, географ, исследователь Дальнего Востока, писал в 1912 году в "Кратком военно-географическом и военно-статистическом очерке Уссурийского края": "Принимать… в русское подданство следует только тех …корейцев…, которые действительно обрусеют и переменят свой образ жизни… Торопиться с колонизацией края иностранными подданными не следует".

 

После Русско-японской войны царское правительство, столкнувшись со значительным наплывом беженцев из Кореи, стали привлекать их к постройке железных дорог и мостов, погрузочным работам на железнодорожных станциях и в портовых доках, в угольных шахтах, в золотопромышленности. Беженцы, прибывавшие в Россию на сезонные заработки, были заняты в различных промыслах, отраслях добывающей промышленности, строительстве. Многие из них трудились на сезонной ловле и переработке рыбы на побережье Охотского моря и Камчатки.  В то время развитие Дальнего Востока проходило с привлечением большого количества иностранной дешевой наемной рабочей силы. В общем числе рабочих на Дальнем Востоке иностранцы (корейцы и китайцы) составляли порой более 60 %.

 

Японская угроза была не досужим вымыслом, а грозной реальностью. Японцы наглядно продемонстрировали свои намерения и звериную агрессию с 1918 года, когда явились вместе с Антантой в Приморье в качестве интервентов и оккупировали российский Дальний Восток и Сибирь. В отдельные периоды численность японских войск на российской территории доходило до 90 тысяч солдат и офицеров. Четыре года японцы бесчинствовали на российской земле, сжигали целые деревни, пытали и убивали местное население, устраивали массовые показательные расстрелы, а также в огромных количествах вывозили в Японию ресурсы с Дальнего Востока и Сибири. Японские войска тогда последними в 1922 году покинули российский Дальний Восток. А оккупированный северный Сахалин японцы удерживали до 1925 года.

 

В ноябре 1922 года в Приморье утвердилась советская власть. Новые власти в Приморье решили передать корейским крестьянам землю, которую те арендовали у русских крестьян, ведь главный лозунг советской власти: "Земля - крестьянам!"  Приток корейцев заметно возрос. Это был короткий период советизации корейцев, когда корейцам раздавали земли в южном Приморье, даже ущемляя русских крестьян, а также по ускоренной процедуре оформляли на основании «классовой солидарности» гражданство СССР при их согласии принять на себя обязанности защищать рабоче-крестьянское государство.

 

Тем не менее, при всем пролетарском интернационализме большевиков, первые мысли о массовом выселении из края корейцев они озвучили уже через три месяца после установления советской власти в феврале 1923 года на заседании Дальневосточного бюро ЦК РКП(б). «Корейский вопрос» в 1920-е регулярно обсуждался партийными и советскими органами Дальнего Востока. Японская угроза и корейский вопрос по наследству достались советской власти от царского самодержавия.

С начала переселения корейцы селились на юге Приморья, у границы с Кореей и жили весьма компактно. В Приморье к началу 1924 года было зарегистрировано 475 корейских населенных пунктов. Основными территориями проживания корейцев являлись волости: Посьетская, Барабашевская, Владимиро-Александровская, Киевская, Суйфунская и Покровская, а также Шкотовская, Сучанская, Гродековская и Ивановская. Корейцы в середине 20-х годов составляли свыше четверти населения Приморья. В южном Приморье корейцы составили 60% населения, а в Посьетском районе на стыке границ Китая, Кореи и России корейцев насчитывалось свыше 90% от числа всех жителей.

 

В те годы корейцы на Дальнем Востоке, даже перешедшие в российское подданство и принявшие православие, практически никак не ассимилировались с русским населением. Более того, значительное число корейцев, особенно прибывшие на волне массовой иммиграции, плохо знали русский язык, так как не было острой необходимости в нем. Вся жизнь многих прибывших корейцев протекала внутри обособленных, замкнутых поселений корейцев в Приморье. Можно было покупать товары только в корейских магазинах, учить детей в корейских школах, общаться с корейскими старостами, читать корейские книги. Корейцы в Приморье, даже пройдя школу советизации, но продолжая жить компактно, в полной мере сохраняли свой национальный быт, обычаи и традиции, свой язык.

 

До 1926 года во Владивостокском округе, где компактно проживали корейцы, удалось получить землю около 40% корейским крестьянским хозяйствам. Остальные корейские хозяйства продолжали арендовать земельные участки. Наделить всех корейцев землей в южном Приморском крае никак не получалось. Земли, пригодной для земледелия, на всех просто не хватало. «Эйфория» быстро прошла. Тогда в 1927 году перед советской властью на повестку дня вновь остро встал вопрос о расселении корейцев из южного Приморья. Первоначально ставился вопрос о «внутрикраевом» расселении корейцев в Хабаровском и Амурском округах. Однако этот план выселения корейцев, не подкрепленный ни финансовыми средствами, ни желанием самих корейцев переселяться с обжитых ими мест, так и не был реализован.        

 

Высшие органы большевистской партии СССР обсуждали меры по отселению корейцев в 1927, 1930, 1932 годах. В конце 20-х годов отказались от «внутрикраевого» расселения. Появились другие варианты решения вопроса. В итоге уже в начале 30-х годов в Казахстане и Узбекистане стали появляться первые корейские колхозы.

 

Проблемы территориального размещения корейцев усугублялись еще непрерывно продолжавшейся иммиграцией из Кореи на российский Дальний Восток, так как в 10-е и 20-е годы прошлого века граница была фактически прозрачной.

 

К началу 30-го года в Приморье пришла коллективизация, которая на три года началась позже, чем в центральной России. Зажиточные крестьяне подверглись раскулачиванию и репрессиям. Часть корейцев, сразу не приняв коллективизацию, отбыли из края в занятую японцами Корею и Маньчжурию. «Пиковое» в начале 1930 годов почти 200-тысячное корейское население Дальнего Востока сократилось до 170 тысяч человек. Но большинство корейских крестьян постепенно под нажимом властей стали объединяться в колхозы.

 

С сентября 1931 года японские войска без объявления войны напали на Маньчжурию, в короткий срок захватили ее — огромную часть Китая, протянувшуюся от Кореи до Монголии и примыкавшую к дальневосточным границам СССР. Отныне вся сухопутная граница дальневосточной России протяженностью почти две с половиной тысячи километров соприкасалась с мощной и неприкрыто агрессивной империей, обладавшей на тот момент первоклассной армией. В те годы было совершенно не ясно, куда дальше устремится внешняя экспансия Японии — нельзя было исключать, что следующей целью станут дальневосточные земли СССР.

 

В конце 1931 года, под предлогом начала большой японско­китайской войны в Маньчжурии, советские власти полностью закрыли свои границы на Дальнем Востоке (оставалось открытым только морское сообщение).

 

В 1936 году, когда Япония подписала с гитлеровской Германией антикоминтерновский пакт, став союзником нацистского режима, стало понятно, что новая война с Японией неизбежна. Отныне в Кремле рассматривали всю обстановку на Дальнем Востоке как предвоенную. Японское командование концентрацией войск у советской границы и многочисленными пограничными инцидентами подогревали уверенность Кремля в близкой большой войне с Японией.

 

7 июля 1937 года началось полномасштабное вторжение японской армии в Китай. Неслучайно многие историки в настоящее время именно дату начала Японо-Китайской войны считают началом Второй мировой войны. Развязав полномасштабную войну с Китаем, Япония подтолкнула кремлевское руководство к окончательному решению о выселении корейцев из Приморья.  Решение о переселении всех корейцев подальше от границы с Японией и Маньчжурией было принято советскими властями 21 августа 1937 года. Так в СССР российские корейцы стали первой жертвой начала второй мировой войны.

 

Готовясь к неминуемой войне с Японией, советские власти в 1937 году тотально «зачистили» весь Дальний Восток от «желтой угрозы»: от японцев, китайцев, корейцев. В статье «Зачистка Дальнего Востока от азиатов» писатель, историк, Алексей Волынец пишет: «В 1937 году СССР полностью зачистил регион от «желтой опасности», а затем убрал с карты Приморья все азиатские географические имена». Тогда был ликвидирован Посьетский корейский национальный район и переименован в Посьетский район, затем в Хасанский район. По-видимому, впервые в истории такая большая территория, весь российский Дальний Восток был «зачищен» в 1937 году даже не по национальному, а по расовому признаку. Так сурово советская власть понимала государственную безопасность.

 

При этом, надо оценить по достоинству, воздать должное России, которая с 1905 года приняла более 170 000 корейцев, беженцев с оккупированной японцами Кореи, позволив им селиться в Приморье, арендовать земли, зарабатывать себе на пропитание, помогла тем самым выжить тысячам и тысячам корейских семей.

 

Итак, мы видим, что, начиная с 1905 года власти царской России, а затем советская власть, были озабочены отселением корейцев от границ с вражеской Японией. По сути, из-за японцев российские корейцы были обречены на насильственное переселение из Приморья. Вся цепь последующих исторических событий неминуемо подводило советские власти к этому решению. Причина очевидна - угроза полномасштабной войны с сильной милитаристской Японией.

 

Необходимо отметить, что практически во всех публикациях и материалах, посвященных насильственному переселению советских корейцев 1937 году, говорится под тем или иным углом только о «кровавом сталинском режиме». Это неправильно, недопустимо корейскую трагедию 1937 года сваливать на один «сталинский режим». Да, Сталин и советская власть в 1937 году насильственно переселила всех корейцев. Несомненна их вина в кровавых расправах, прежде всего над корейской интеллигенцией, но корни этой трагедии российских корейцев тянутся с 1905 года, с японской оккупации Кореи. Каждый несет свою меру ответственности в трагическом финале 1937 года всей 73-х летней истории переселения и проживания корейцев на российском Дальнем Востоке.

 

Насильственная эмиграция

 

2.jpg

 

Аннексировав Корею в 1910 году, Япония не собиралась останавливаться на этом. В замыслах Японии было – вытеснение из Восточной Азии и бассейна Тихого океана европейских государств, занятие их места и создание здесь японской колониальной империи.

 

Население Кореи в 1910 году составляло 14 миллионов человек. За пределами Кореи к этому времени проживало незначительное количество корейцев. В Китае около 250 000 человек, в России более 50 000 человек.

 

После потери независимости в 1910 году из Кореи усилилась массовая эмиграция, которая началась еще в 1905 году после установления протектората Японии над Кореей, когда первые беженцы потянулись в Китай и в Россию.

 

Семьи моих предков покинули Корею с поселения Раджин и перебрались в Россию именно в это время – после аннексии Кореи.  Четверо братьев эмигрировали в Россию, затем один из братьев перебрался в Китай, а пятый остался в Корее. С тех пор следы братьев и их потомков в Китае и Корее полностью потеряны.

 

В чем причины массовых переселений корейцев после аннексии Кореи? Проведем несложные расчеты: они показывают шестикратный прирост эмиграции корейцев после 1910 года. В России в 1917 году проживало уже 100 000 корейцев. Прирост – те же 50 000 человек, только уже за 7 лет. К 1931 году – уже 170 000 человек. В Китае соответственно: в 1917 году – около 500 000 корейцев. Тот же двукратный прирост за 7 лет. В 1931 году – более 1 000 000 человек.

 

До 1905 года переселение было добровольным, это тот случай, о котором говорил писатель Ким Анатолий Андреевич – переселение вторых и третьих безземельных сыновей. По корейской традиции земля отца наследовалась только старшим сыном. К переселению в Россию благоприятствовало то, что в 1861 году в стране было отменено крепостное право.

 

После аннексии Кореи в стране появилось много граждан, не принявших японскую оккупацию, поднявшихся на борьбу за освобождение страны. Многие из них выехали в Китай и Россию и оттуда продолжили свою борьбу за освобождение Кореи. Это отдельная героическая история.

 

Но основная причина иммиграции и после аннексии Кореи носила экономический характер, что подтверждалось данными проведенных в 1920 году опросов, согласно которым 93,0 % корейских иммигрантов назвали причиной переселения в Китай (соответственно и в Россию) тяжелые экономические проблемы на родине, невозможность заработать дома средства на пропитание.

 

Но изменилась природа экономических причин, а вместе с ним и характер переселения. Эмиграция из Кореи перестала быть добровольной.

 

Причина резкого роста эмиграции в целенаправленной колониальной политике японских властей, которые с самого начала настойчиво стремились выселить с Корейского полуострова его коренных жителей, поощряя корейское переселение на территорию Китая и России, организовывая общества, предназначенные заниматься этим процессом, субсидируя переселенцев деньгами, при этом они преследовали сразу несколько целей:

      во-первых, захват плодородных земель в Корее и передача их в руки своих аграриев – японских латифундистов; вынудить корейских крестьян, оставшихся без земли, к эмиграции из страны для того, чтобы освободить место для японских земледельцев;

     во-вторых, подтолкнуть к эмиграции крестьянское население для того, чтобы использовать их в качестве форпоста для экспансии своего влияния в сопредельных странах. Не случайно сразу после аннексии Кореи японское правительство объявило, что все корейцы в Китае и России отныне являются подданными Японии;

      в-третьих, вынудить к эмиграции политически антияпонски настроенное население для того, чтобы снизить градус социального недовольства в оккупированной японцами Корее.

 

Сразу после аннексии Кореи японские власти приступили к массированному захвату разными способами основного национального богатства Кореи – ее земельного фонда, с которым были неразрывно связаны жизненные судьбы почти 85% населения Кореи. Путем издания ряда декретов (введением общего земельного кадастра, переписи крестьянских хозяйств), введением монополии на водные ресурсы, на банковские кредиты, на удобрения, на закупку сельхозпродукции, на семена, на тяговую силу, а также внедрением кабальных налогов – колонизаторы, пользуясь своей властью и монополией, открыли себе «зеленую улицу» для захвата обрабатываемых плодородных земельных угодий у корейских крестьян и передачи их в управление или в собственность японским латифундистам.

 

Для осуществления поставленных целей японцами были развернуты настоящие репрессии по отношению к корейскому крестьянству. Введением только общего земельного кадастра и переписи крестьянских хозяйств, японские власти лишили своих земельных наделов десятки тысяч крестьянских семей. Параллельно был запущен механизм массового разорения крестьянских хозяйств.

 

Став японской колонией, Корея сразу стала обслуживать потребности метрополии. Резко увеличились объемы поставок корейского риса в Японию. При этом японские власти скупали рис у крестьянских хозяйств осенью «с полей», непосредственно после массовой уборки риса, когда цена на него была самой низкой. Нуждаясь в деньгах, крестьяне вынуждены были продавать свой урожай. На эти деньги ими приобретались предметы первой необходимости, уплачивались кабальные земельные налоги.

 

Весной крестьянство почти неизбежно вынуждено было обращаться к займам, чтобы посадить новый урожай и как-то прожить всей семьей до нового урожая. Выдавались средства японскими банками по завышенным процентным ставкам, а ставки кредитов у ростовщиков достигали 60-70% годовых. Прогрессирующий рост финансовой задолженности корейских крестьян, в конце концов, приводил к распродаже земельных участков.

 

Классическая схема: обанкротить, а потом скупить подешевле. Корейца-крестьянина банкротили, а потом за бесценок, чаще просто за долги, забирали его землю.

 

Условия аренды земли у новых ее хозяев, японских землевладельцев, носили грабительский характер, и при господствующей натуральной форме оплаты крестьяне отдавали за используемый участок большую часть (50-70%) полученного ими урожая.

 

Эта целенаправленная политика колониальных властей по насильственному изъятию земли привела к тому, что уже через 10 лет, после аннексии Кореи, половиной всех обрабатываемых земель в Корее владели 50 000 крупных японских аграриев-латифундистов.

 

За этими цифрами – трагедия корейского крестьянства, голод и нужда многих тысяч корейских семей, сотни тысяч разоренных мелких корейских крестьянских хозяйств, массовое обезземеливание крестьян и превращение их в батраков, которые стали наводнять города, пополняя ряды городских люмпенов.

 

Японцы, создавая невыносимо тяжелые условия жизни и работы в Корее, запустили процесс массовой эмиграции разоренных крестьян за границу. Вот откуда шестикратный рост эмиграции в Китай и Россию после 1910 года.

 

Справедливо, что ряд южнокорейских исследователей настойчиво отстаивают тезис о насильственном характере эмиграции колониального периода, ссылаясь на стремление Японии вытеснить из Кореи его коренных жителей, чтобы освободить место для японских земледельцев.

 

Какой крестьянин добровольно отдает свою землю – свою кормилицу? Изъятие земли у крестьянина – это всегда акт насилия. Продолжать называть благостно «добровольным» переселение корейцев в колониальный период – по меньшей мере, безответственно. «Добровольная» – означает свободное волеизъявление. Управляемую, навязанную, зависимую волю нельзя назвать свободной.

 

В 1910 году – страна потеряла суверенитет, а граждане – свободу сознательного выбора своей судьбы. В Корее господствовала воля японских милитаристов. Итак, в колониальный период эмиграция в Китай и Россию была не добровольной, а носила насильственный характер.

 

 

1918-1922 г.г.

 

3.jpg

 

4.jpg

 

5.jpg

 

Японская интервенция против Советской России, начавшаяся в апреле 1918 года под флагом «свободы и демократии», отличалась от действий других интервентов Антанты особым упорством и жестокостью. Анатолий Кошкин (доктор исторических наук) пишет: «Особенно тяжелой и кровавой была война на Дальнем Востоке и в Сибири, там, где действовали части японской армии. Ведь у Японии были далеко идущие планы, включавшие не только подавление Советской власти, но и захват территории России, превращение российского Дальнего Востока и Сибири в японскую колонию».

 

Более четырех лет с 5 апреля 1918 года по 25 октября 1922 года японские войска бесчинствовали на российской земле, в огромных количествах вывозили в Японию ресурсы с Дальнего Востока и Сибири, устраивая при этом регулярные карательные операции по русским деревням и селам российских корейцев, чинили погромы и казни, сжигали дома и школы. В ответ и русские, и корейцы уходили в партизанские отряды, пополняя ряды борцов с японскими оккупантами.

 

А.Н. Ланьков, кандидат исторических наук, в книге «Быть корейцем...» пишет: «В Приморье действовали десятки корейских партизанских отрядов, общая численность которых к началу 1920 года достигла 3700 человек. Кроме этого, несколько тысяч корейцев вступили в Красную Армию или воевали в обычных (т.е. некорейских) отрядах партизан…».

 

В работе М. Разгона, В. С. Флерова, С. Ш. Хаскина «К истории боевого содружества с трудящимися корейцами в борьбе за Советскую власть на Дальнем Востоке (1919 – 1922 гг.)» из материалов 8-ми фондов Центрального государственного архива РСФСР Дальнего Востока приведены названия 48 корейских партизанских отряда, в какие годы и в каких районах они сражались (от Иркутска, Амурской области, Хабаровска, до юга Приморья), приведены фамилии командиров этих партизанских отрядов:

«Кан Кун Мо, Ким Кен Чен (Ким Ген Чен), Ким Ле, Ким Ден Хва, Ким Хи Чен, Ким Ге Сек, Ким Ин Чен, Ким Сю Хек, Ким Владимир Иннокентьевич, Ким Федор, Ли Дюн Дип, Ли Ен, Ли Дзун Зу, Ли Бом Юн, Лим Хо, Лим Хан Дюн, Лим Пен Гык (Лим Бен Гык), Лим Фе, О Ха Мук, Пак Ду Хи, Пак Григорий, Пак Ин Я, Пак И.Х., Пак Михаил Захарович, Пак Иван Данилович, Тен Хи Ше, Хан Гук Мо, Хан Чен Гер (Хан Чан Гер), Хан Григорий Семенович, Хан Ун Ен, Хван Ха Ир, Хе Су Ан,  Хен Дон Ин, Хон Бом До, Цай Им, Цой Хо Рим, Цой Ен Хо, Цой Ган Сик (Цой Чан Сик), Цой Николай Семенович, Цой Дюн Хой, Цой Дян Тхя, Ю Ик Тен».

        

В книге «Российские корейцы в борьбе за независимость Кореи. Фотопортреты.» Цой В.В. (кандидат технических наук)., Ли В.Ф. (доктор исторических наук), Пак Б. Д., (доктор исторических наук) и др. рассказано об организаторах корейского партизанского движения: «Чхве Джэхёи (П. С. Цой), Ли Сан Соль, Ли Дон Хви,  Ким Бек Чу, Ли Ин Соб, Нам Ман Чхун, Хан Чхан Голь, Хан Мен Се, Пак Чин Сун, командиров партизанских отрядов: Ким Михаил, Син У Е, Хван Унжон, Чхве Коре, Чон Хи Се».

         

В двух книгах «Корейцы на российском Дальнем Востоке», составители Н.А. Троицкая, К.Б. Абрамова и др. читаем, что «…Немало корейцев воевало в 30 русских партизанских отрядах под командованием Г. Шевченко, И. Милехина, Е. Ярошенко и др.…».

 

Корейские партизанские отряды, сражаясь с японскими оккупантами в Приморье, часто совершали набеги на японские войска в самой Корее. Другая половина корейцев воевала в рядах Красной армии и русских партизанских отрядах против японских оккупантов и белогвардейцев на территории Сибири и Дальнего Востока.

 

Когда первого марта 1919 года в Сеуле началось народное восстание против японцев, оно было подавлено с характерной самурайской жестокостью. С 1 марта и до конца апреля 1919 г. по всей стране и за ее пределами, было арестовано 46948 чел., 7509 чел. убито и 15961 чел. ранен. Японские жандармы уничтожили более 700 домов, где проживали активисты народного восстания. В движении за этот период приняли участие свыше двух миллионов человек.

 

Антияпонское Первомартовское движение получило широкую поддержку корейских диаспор за рубежом. Всекорейский национальный совет 17 марта 1919 г. в г. Никольске-Уссурийском принял «Декларацию независимости Кореи», в которой от имени корейского народа потребовал восстановления суверенитета и независимости родины.

 

Жестоко подавляемое внутри Кореи движение перешло за ее границы. Тогда в 1919 году произошел массовый исход из Кореи, десятки тысяч политических беженцев ушли от преследований японцев в Россию, Китай, где они влились в партизанские отряды и с оружием в руках сражались против японских колонизаторов. Многие из них, как и их предшественники - герои национально-освободительного антияпонского движения, воевавшие против японцев с 1905 года, не могли вернуться в оккупированную Корею, где хозяйничали японцы. В Корее они были бы немедленно схвачены и, скорее всего, расстреляны японцами. Так многие патриоты Кореи сделались из-за японцев вынужденными переселенцами, невозвращенцами, стали впоследствии гражданами России, Китая и других стран.

 

В книге д.и.н. Пак Б.Д. «Корейцы в СССР» приведены статьи их газеты «Известия» тех времен: «Одной из причин интервенции в Россию, Япония объясняет партизанской войной российских корейцев: «По словам «Осака Майничи» от 5-го апреля, военный министр Танака объяснил, что японское правительство не может пока отозвать свои войска из Сибири, так как политические общественные круги России подстрекают корейцев, обостряют антияпонское движение среди них, снабжая боевыми припасами неспокойных корейцев, и укрывают их на своей территории, помогая таким образом нападать на пограничные части... До тех пор, пока …не исчезнет опасность для жизненных интересов японских подданных …Япония не может отозвать свои войска из Сибири». Известия. 1920, 15 июля.

 

В тот день 5 апреля 1920 года японские войска, захватив часть бойцов корейских партизанских отрядов, с особой жестокостью расправились с ними. Во Владивостоке было убито около 300 бойцов, а лидер российских корейцев Цой Дже Хен был схвачен и расстрелян в Уссурийске. Этими действиями японцы рассчитывали заставить корейцев отказаться от участия в активной вооруженной партизанской войне. Однако после событий апреля 1920 г. активность корейских партизанских отрядов только усилилась.

 

В течение 1920-1922 гг. корейские партизанские отряды бок о бок с русскими отрядами и частями Народно-революционной армии участвовали во многих боях против японских интервентов и белогвардейцев.

 

Партизанская война российских корейцев с японскими оккупантами коснулась практически каждой корейской семьи, долгих четыре года партизанская война была подлинно народной войной российских корейцев. Выписки из Бюллетени Дальне-Восточного секретариата Коминтерна. 1921. №2, с. 12-14.: «…/корейские/ партизанские отряды вначале почти не были вооружены, оружие приходилось захватывать у самих же японских солдат при столкновениях с ними. Впоследствии удалось связаться с русскими партизанскими отрядами, действовавшими в Приморской области, и от них, а отчасти и от чехов добыли небольшое количество винтовок, патронов и бомб. Некоторые отряды сливались с русскими партизанскими отрядами и действовали совместно с ними. …

 

К этому времени они приобрели боевой опыт, возросли в своей численности, а некоторые, например, отряд Хон Бомдо стали представлять для японцев уже довольно-таки серьезную опасность, вступая в открытые бои с японскими регулярными войсками и нанося им чувствительные уроны. Постепенно мелкие отряды, раньше действовавшие самостоятельно, связываются между собой, а некоторые даже соединяются для совместных боевых операций.

 

Таким образом, действия отрядов носят более организационный характер. Внутри отрядов вводится железная дисциплина… Ряды бойцов пополняются все вновь прибывающими добровольцами, но недостаток оружия не дает возможности принять всех желающих вступить добровольцами. Поэтому всех записавшихся, в случае невозможности вооружить их, зачисляют, после предварительного обучения, в резерв и выдают им на руки воинские билеты, обязуя их во всякий момент стать под ружье.

 

Все попытки японцев окончательно ликвидировать партизанское движение дают обратные результаты. Всякая неудача в партизанах вызывает большой подъем духа и делает их до фанатизма непримиримыми, стойкими и храбрыми, и, таким образом, партизанское движение все более и более ширится, захватывая все слои населения…. необходимо отметить одну наиболее светлую и отрадную сторону в этом движении: в нем принимают также участие корейские женщины. Освободительное движение пробудило корейскую женщину и вынудило ее работать рядом с мужчиной, как с товарищем, соратником. В отрядах находится несколько сот женщин, переносящих наравне с мужчинами все лишения, будучи всегда впереди и подвергая себя опасности… Это обстоятельство, внося новый яркий штрих в корейское партизанское движение, дает новую уверенность партизанам в правоте и конечном успехе начатого ими дела».

 

А.Н. Ланьков в книге «Быть корейцем... » пишет: «В годы Гражданской войны корейцы в своём подавляющем большинстве активно поддерживали большевиков – факт бесспорный, хотя и ставший в последнее десятилетие неудобным для официальных историков нового призыва…За оружие против японцев … взялись и многие партизанские командиры, жившие в России после подавления партизанского сопротивления в самой Корее. В этой связи можно вспомнить, например, легендарного Хон Бом До, который ещё в 1907–1910 гг. прославился своими дерзкими операциями против японцев, а в годы Гражданской войны стал крупным красным командиром».

 

В годы Гражданской войны более 7000 российских корейцев, воевавших в корейских, русских партизанских отрядах и в рядах Красной Армии объединяла, прежде всего, ненависть к японским захватчикам. Думаю, что большинство даже тех, кто воевали в рядах Красной Армии, шли туда не из-за пламенной приверженности социалистической идее, а прежде всего потому, что там могли получить оружие и патроны, где вместе с большевиками они могли бить общего врага - ненавистных японских оккупантов.

 

В корейских партизанских отрядах на всех не хватало оружия и патронов. И легендарный Хон Бом До прежде всего сражался против японцев, унизивших Корею, сделав ее одной из провинций Японии, лишивших ее независимости и суверенитета.  Он, как и многие другие командиры корейских партизанских отрядов, верили тогда, что большевики, братья по оружию, освободив Приморье от японцев, помогут им освободить и Корею. А «красный командир» - это вторичное. На Дальнем Востоке никогда не было помещиков, а идеал коммуны в те годы совершено не вдохновлял простых крестьян, как русских, так и корейцев. Именно, из-за этого большевики в 1920 году пошли на создание буферного государства, Дальневосточной Республики.

 

Но обратим внимание на другое высказывание А.Н. Ланькова из книги «Быть корейцем... »: «Если учесть, что среди корейцев было всего 30–40 тысяч взрослых мужчин, способных носить оружие, то получается, что примерно каждый пятый кореец ушёл воевать … против японцев…».

 

Если в 1937 году всех российских корейцев, граждан и не граждан СССР, как единый народ, поголовно можно насильственно переселить, значит можно рассматривать их как единое целое, как единый народ.

 

Ланьков А.Н. так и пишет: «каждый пятый /российский/ кореец ушел воевать /с оружием в руках/… против японцев….». Каждый пятый – это много или мало, с чем это можно сравнить? Все познается в сравнении. Сравнить лучше с очевидным и бесспорным, аналогичным или близким к нему фактом из советской истории.

 

Возьмем для сравнения факты из истории начала Великой Отечественной войны, потребовавшую напряжение всех сил народа. Проведем несложные расчеты:

По переписи населения 1939 года численность населения СССР составляло 170 557,1 тыс. чел. Мужчин 81694889 человек, женщин - 88862204 человек. Численность населения СССР на 14 июня 1941 года составляло 198 712,7 тыс. человек, с учетом естественного прироста населения и населения присоединенных территорий (В.С Кожурин «О численности населения накануне Великой Отечественной войны», ВИЖ, 1991, №2). Опираясь на численное количество мужчин по переписи 1939 года, определим, что мужчин в 1941 году было около  0,479 х 198712,7 = 95 180 000 человек. По состоянию на 1 августа 1941 г. то есть сорок дней спустя после начала Великой Отечественной войны, фактическая численность Красной Армии равнялась 6.713.000 чел. из них: на действующих фронтах 3.242.000 чел. и в округах 3.464.000 чел. Потери за этот период равнялись 667.000 чел. Если учитывать потери, то численность Красной Армии на 1 августа составляла бы 7.380.000 человек. Столько человек встали под ружье на защиту Отечества в начале Великой отечественной войны. Если условно принять, что все они мужчины, то это 7,8% от общего количества мужчин в СССР на 1941 год.

 

Мы помним начало Великой Отечественной войны, помним, как 26 июня 1941 года в Москве, на Белорусском вокзале, для уходящих на фронт солдат впервые была исполнена песня А. Александрова: «Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой!..», ставшая патриотическим гимном, призывом, обращенным ко всему народу. Помним фильм М. Калатозова «Летят журавли», как в начале войны уходит на фронт с тысячами молодыми добровольцами главный герой фильма Борис, не успев попрощаться со своей невестой.

 

Корейцев, проживавших на территории России в 1919 году, составляло около 100 000 человек, из них 48 000 мужчин - 35 000 взрослых мужчин, способных носить оружие, каждый пятый – 7000 человек воевал с оружием в руках против японских оккупантов. 7000 человек – это 14,6 % от общего количества мужского населения среди российских корейцев. Но это почти в два раза больше, чем количество мужчин, с оружием в руках вставших на защиту СССР в августе 1941 года!

 

Ли В.Ф., д.и.н., в книге «Российские корейцы в борьбе за независимость Кореи. Фотопортреты.» пишет: «многие корейцы из более чем 10 тыс. мужественно боровшиеся против японских интервентов и белогвардейцев в годы гражданской войны на Дальнем Востоке … малоизвестны ныне и в Республике Корея и в КНДР». Десять тысяч бойцов, а это уже – каждый четвертый…

 

Это сравнение и эти расчеты могут назвать некорректным, но оно сделано исключительно для того, чтобы понять и осмыслить слова Ланьков А.Н.: «…каждый пятый кореец ушёл воевать … против японцев…».

 

Приведенное сравнение показывает, что «каждый пятый кореец» – это очень много! Для малочисленных народов все очень чувствительно, потому что это малочисленные народы. 7000 человек под ружьем – это небольшая цифра. Не впечатляет в масштабах России и поэтому вводит в заблуждение. Но для отдельно взятого малочисленного народа, корейской нации на Дальнем Востоке – это фактически всеобщая мобилизация, это своя священная война.

 

Если вспомнить приведенную выше Выписку из Бюллетени Дальне-Восточного секретариата Коминтерна. 1921. №2, с. 12-14: «…все попытки японцев … ликвидировать партизанское движение дают обратные результаты. Всякая неудача в партизанах вызывает большой подъем духа и делает их до фанатизма непримиримыми, стойкими и храбрыми, и, таким образом, партизанское движение все более и более ширится, захватывая все слои населения…принимают участие корейские женщины…», то можно говорить, что это была народная война.

 

Вот что пишет Цой Хорим в «Очерке истории корейцев в ДВК…»: «…Все потребные средства /партизанскими отрядами/ собирались среди населения. Корейские трудящиеся Сучанского и Ольгинского районов немало оказывали материальную помощь отряду. Сбор пожертвований являлся одною из важнейших задач отряда. Отряд имел специальную группу в 30 человек которые, разошедшись по деревням, собирали средства…».

 

7000 бойцов - сотнями нитей связаны со своими семьями, оставшихся в селах и деревнях. Все корейское население собирало деньги на оружие, оказывало партизанам помощь продовольствием, одеждой. Российские корейцы всей нацией воевали против японцев на русской земле.

 

В отдельные периоды пиковая численность японских войск на российской территории доходило до 90 тысяч солдат и офицеров. Конечно, только с Красной Армией можно было одолеть такую армаду японских войск. Да и большевикам не просто было одолеть японцев, ушло на это целых четыре года.

 

25 октября 1922 г. части Народно-революционной армии Дальневосточной Республики заняли Владивосток. Было завершено освобождение Дальнего Востока от японских интервентов и белогвардейцев. Японских интервентов вынудили уйти дальневосточные русские и корейские партизаны, части Красной Армии, выступавшие тогда на Дальнем Востоке под вывеской «Народно-революционной армии».

 

Партизанская война, которую вели российские корейцы с 1919 по 1922 годы против японских оккупантов, вторгшихся на российскую землю, вместе с русскими партизанами и Красной Армией – это подвиг и российских корейцев. Это братство по оружию с русским народом при освобождении российского Дальнего Востока. Оно длилось долгих четыре года и закончилось Победой, изгнанием японцев с российской земли. Коре сарам – потомки тех героических российских корейцев.

 

В год 100-летия Первомартовского движения вспоминали всех борцов за независимость Кореи. И это правильно. Героическая антияпонская борьба корейского народа против японского колониального господства была длительной и тяжелой. Она началась в 1905 году и продолжалась до 1945 года.  Она унесла жизни десятков тысяч корейских патриотов. Борьба была отчаянной, но была неравной. Японский милитаризм силой оружия подавил корейские партизанские отряды сперва в Корее, а затем и в Китае, куда вторгся 1931 году.

 

Но у российских корейцев в истории национально-освободительного антияпонского движения есть отличная от всех, своя яркая страница – это партизанская война, которую вели российские корейцы с 1919 по 1922 годы против японских оккупантов, вторгшихся на российскую землю, которая закончилась ПОБЕДОЙ, изгнанием японцев с российской земли.

 

Будет исторически справедливым, если в 2022 году всем коре сарам, по согласованию с российскими органами власти, также при участии корейцев обеих разделенных пока Кореи, отпраздновать 100-летие освобождения российского Дальнего Востока от японских оккупантов, 100-летие Победы над японскими оккупантами, 100-летие братства по оружию с русским народом корейского народа в партизанской войне против японцев на российском Дальнем Востоке и Сибири.

 

Со стороны России в истории корейского национально-освободительного антияпонского движения также исторически справедливым будет вычленить отдельно историю борьбы российских корейцев с 1919 по 1922 годы с японскими оккупантами на российской земле, которая закончилась изгнанием японцев с российской земли. Почему мы коре сарам должны умалять подвиг наших предков? Не имея братства по оружию с русским народом в годы Великой Отечественной войны, как репрессированный народ (хотя и были корейцы-фронтовики) важно напомнить всем, что братство по оружию корейского народа с русским народом было в течение четырех лет при освобождении от японцев российского Дальнего Востока. Мы потомки должны отдать дань подвигу и героизму наших предков.

 

Большой террор

 

В СССР в 1928 году был свернут НЭП и началась первая пятилетка развития народного хозяйства. "Хотите ли, чтобы наше социалистическое отечество было побито и чтобы оно утеряло свою независимость?...Мы отстали от передовых стран на 50–100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут", – сказал И. В. Сталин на первой Всесоюзной конференции работников социалистической промышленности 4 февраля 1931 году. По итогам Первой пятилетки с 1928 по 1932 годы СССР из аграрной страны превратился в индустриальную страну. В первую пятилетку было построено 1500 промышленных объектов, введено всеобщее начальное образование, в городах обязательное семилетнее. В сельском хозяйстве началась коллективизация.

 

Во вторую пятилетку с 1933 по 1937 годы в СССР было введено в действие 4500 крупных государственных промышленных предприятий. Введено общее среднее образование, широкое распространение получило среднее специальное и высшее образование. В 1937 году уже 80% всей промышленной продукции было получено на предприятиях, вновь построенных или полностью реконструированных за годы 1-й и 2-й пятилеток. За две пятилетки был осуществлен гигантский прорыв, проведена масштабная модернизация страны, заложен фундамент передовой гражданской и оборонной промышленности, способной противостоять, как показала Великая Отечественной война, совокупной военной промышленности всей Европы.

 

Первая и вторая пятилетки изменили облик и Приморского края. Его промышленность в 1937 году выпустила продукции в 5 раз больше, чем до начала индустриализации. Львиная доля капиталовложений была направлена в угольную, лесную, полиметаллическую, рыбодобывающую и золотодобывающую отрасли.

 

С начала 30-х годов в дальневосточной экономике полностью возобладал социалистический сектор, частный и иностранный капитал был вытеснен, концессионное дело свернуто. К концу 1932 года в Приморье было создано 619 колхозов, 23 МТС, 30 совхозов, коллективизировано 56 % крестьянских хозяйств и 80 % посевных площадей.

 

Большинство оставшихся в Приморье корейских крестьян хозяйств с 1930 года в Приморье постепенно стали объединяться в колхозы. В первой половине 1930-х годов на базе прежней аграрной специализации в районах проживания корейского населения возникли рисо- и шелководческие, рыболовецкие колхозы.

 

У нас в семье старшее поколение никогда ничего не рассказывало нам о насильственном переселении, но говорили, что дед, отец мамы, был председателем колхоза «Полярная звезда» на Дальнем Востоке. Рассказывали, что он во Владивостоке получил переходящее «Красное знамя» за успехи в работе колхоза, а на третий день дома отравился и умер. Дед, Ким Бон Хан, был председателем колхоза «Полярная звезда» на Дальнем Востоке в первой половине 30-х годов, трагически умер совсем еще молодым в 1935 году.

 

На мои запросы с московского ЗАГСа в отдел ЗАГСа Михайловского района Приморского края, получен ответ с копией Свидетельства о рождении моей матери, отец - Ким Бон Хан, мать – Хе Ган, с Ляличинского сельского Совета народных депутатов поселкового исполнительного комитета Михайловского района Приморского края. Но получить Свидетельство о смерти деда, случившейся через два года после рождения матери, не получается. Не находят Свидетельство. Не исключаю, что его, как Председателя колхоза репрессировали по какому-нибудь ложному доносу. Нет в ЗАГСе Свидетельства о смерти деда. Так обычно бывает, когда человек исчезает в застенках НКВД. Соскребли его имя, нигде нет свидетельств о нем, как о председателе колхоза. Отец рассказывал, что, когда женился, в тайне гордился, что женился на дочери бывшего председателя колхоза «Полярная звезда». Оба они были сиротами, у обоих не было отцов.

 

В 30-е годы бурное экономическое развитие Приморского края требовало обеспечения новыми рабочими руками. Для этого государство организовало добровольное переселение на Дальний Восток рабочих и крестьян из центральных районов России, а также демобилизованных красноармейцев. Однако темпы форсированной индустриализации существенно превышали темпы роста свободных трудовых ресурсов края. Для восполнения потребности начал широко использоваться труд заключенных. К 1937 году численность заключенных здесь достигла 70 тыс. человек. Несмотря на такую нехватку рабочих рук, в 1937 году с Приморья советские власти насильственно выселяют всех корейцев, все сто семьдесят две тысячи человек.

 

На фоне несомненных успехов первых пятилеток в 1936 и 1937 году выходят два постановления Политбюро ЦК ВКП(б): «О мерах, ограждающих СССР от проникновения шпионских, террористических и диверсионных элементов» и «Об антисоветских элементах». В стране начинается «Большой террор».

 

Когда в 1936 году Япония подписала с гитлеровской Германией антикоминтерновский пакт, стало понятно, что новая мировая война неизбежна. Чувствуя приближающиеся раскаты войны, 9 марта 1936-го года Политбюро ЦК ВКП(б) издало постановление «О мерах, ограждающих СССР от проникновения шпионских, террористических и диверсионных элементов». Власть серьезно озаботилась тем, чтобы изолировать страну, своих граждан от контактов с жителями иных государств. В СССР начались «зачистки» границ. Из приграничной полосы с Финляндией были выселены 30 тысяч финнов. С Западной Украины, с территории, прилегающей к польской границе, выселены более 80 тысяч поляков и немцев до 1937 года, около 280 тысяч человек в 1940 году. В 1937 году была проведены операции по выселению народов у границ с Турцией, союзницы Германии. Из Армении и Азербайджана в Казахстан были депортированы более 1000 семей курдов.

 

Тогда же в 1936 году, начались серьезные перемены в отношении к корейскому населению в Приморье. В 1936 году советская пограничная охрана задержала 137 японских агентов. А когда Япония 7 июля 1937 года развязала полномасштабную войну с Китаем, Кремлевское руководство приняло решение о выселении корейцев из Приморья в Казахстан и Среднюю Азию. 21 августа 1937 г. СНК СССР и ЦК ВКП(б) принимает постановление "О выселении корейского населения из пограничных районов Дальневосточного края» с формулировкой: «В целях пресечения проникновения японского шпионажа в ДВК…».

 

В этом Постановлении прямо обозначена причина выселения всего корейского населения – «в целях пресечения шпионажа». Невероятно... Поражает несопоставимость масштабов переселения сотен тысяч людей, затраты, усилия, последствия, жертвы, тысячи смертей с одной стороны и несколько десятков шпионов с другой стороны. Даже зная, что в 1936 году в японской Маньчжурии заработала школа по обучению корейцев шпионажу и подрывной работе на территории Приморья (Японские провокаторы! Вот они - корни бед российских корейцев.), переселять поголовно все население, сотни тысяч людей, казалась мне, мерой чрезмерной до безумия. Да, на то время японцы организовали самую эффективную, по сравнению со спецслужбами других государств, разведсеть на территории СССР.

 

Власти Японии, тогда не стеснялись ни в методах, ни в средствах шпионажа. Полностью контролируя Корейский полуостров и весь север Китая, они имели мощный рычаг воздействия на корейскую диаспору в Китае и в СССР. Активные действия японских спецслужб против СССР подтверждаются современными исследованиями в архивах.  Архивы говорят о десятках платных агентах. Все это имело место. Но спецслужбы всех стран имеют своих агентов. Это обычная практика работ спецслужб. Советские спецслужбы занимались тем же, вербовкой корейцев и китайцев и заброской их в сопредельную Маньчжурию и Корею. Японская контрразведка ловила этих шпионов и устраивала показательные процессы. Тем же занимались и аналогичные советские службы. Если появилось много японских агентов, надо увеличить финансирование и усилить работу своих спецслужб. Но выселять поголовно весь народ..., не напоминает ли это поговорку - излечить больную голову путем ее отсечения? Вопрос, конечно, риторический.

 

Все эти многочисленные довоенные выселения у границ СССР свидетельствуют только об одном – у корейцев не было шанса в 1937 году избежать насильственного переселения. Таково было понимание советской власти геополитической обстановки в мире, задач мобилизации и подготовки к предстоящей неминуемой смертельной схватке с немецким фашизмом и японским милитаризмом.

 

Во время всех этих довоенных санкционированных властью операциях люди выселялись только из приграничных районов, им давалось на сборы несколько дней. Эти «переселения» были превентивной мерой властей, с точки зрения уголовного кодекса, репрессированные граждане не совершили никакого преступления, само наказание было осуществлено еще до самого факта предполагаемого преступления.

 

С 1937 года война из некой потенциальной возможности все более очевидно превращалась в реальность и уже шла в некоторых европейских странах и на Дальнем Востоке. В условиях нарастающей угрозы войны у высшего руководства страны, у Сталина, обострились страхи по поводу потенциальных изменников, «пятой колонны», которые в случае войны, по их мнению, непременно, поднимут голову и ударят в спину.

 

НКВД вел учет всех «подозрительных» граждан страны: тех, кто когда-то состоял в каких-то партиях — эсеров, меньшевиков и так далее, кто в свое время был раскулачен в годы коллективизации, кто был сослан по тем или иным причинам, а затем вернулся в свои деревни или города из мест ссылки, тех, у кого были родственники за границей (последнее имело прямое отношение к корейцам). Все они попадали на учет.

 

На основания решения Политбюро № П51/94 от 2 июля 1937 года «Об антисоветских элементах» вышел Приказ НКВД СССР № 00447 от 30 июля 1937 года. По этому приказу с августа 1937 года по ноябрь 1938 года была проведена Операция НКВД СССР по репрессированию «антисоветских элементов». Для суда над указанными лицами были созданы отдельные суды, так называемые «тройки», в состав которых входил представитель НКВД, региональный партийный лидер и прокурор. По этому решению Политбюро суды выносили решение: или расстрел или ГУЛАГ.

 

Все репрессируемые - бывшие кулаки, уголовники, сельское духовенство, бывшие члены оппозиционных партий, члены повстанческих формирований, бывшие белые и другие антисоветские элементы были разбиты на две категории. К первой категории относились наиболее враждебные из перечисленных выше элементов. Они подлежали немедленному аресту и после рассмотрения их дел "тройкой" – к высшей мере наказания (ВМН), то есть к расстрелу. Вторая категория включала в себя всех остальных, но все же враждебных элементов. Они также подлежали аресту и заключению в лагеря на срок от 8 до 10 лет. 

 

О.В. Хлевнюк, доктор исторических наук, в книге «Массовые операции НКВД 1937–1938 годов как научная проблема» пишет: «…были арестованы более 1 600 000 человек, и из них 680 тысяч были расстреляны. …вполне достаточно, чтобы осознать, насколько ужасными были эти события. ...если в 1936 году расстреляли 1 тысячу человек, то в 1937-м — 350 тысяч, в 1938-м — 330 тысяч. Этот террор действительно был «большим», в отличие от других периодов….Это не значит, что все те, кто состоял на учете в НКВД, тоже были реальными шпионами…но руководство страны в силу определенных причин… было …заражено повышенной подозрительностью, было заражено верой в то, что вокруг слишком много врагов и что с ними надо расправляться. Для того чтобы понять, насколько это было безумно, я приведу только одну цифру: в 1937–1938 годах были арестованы 200 тысяч шпионов! Было ли такое количество спецслужб, которые были способны подготовить и заслать в СССР 200 тысяч шпионов? Тем не менее они были якобы выявлены, арестованы и, как правило, расстреляны…».

 

Думаю, что к этим безумным цифрам шпионов - к 200 000 выявленным, арестованным и расстрелянным в течении 1937-1938 годов шпионам, привело то, что в 1937-м году И. Сталин официально санкционировал возможность применения пыток по делам «антисоветских элементов». А под пытками люди могли «сознаться» в чем угодно. А если признание вины – царица доказательств, то получаем искомую цифру 200 000 признавшихся в шпионской деятельности против СССР. Это сталинская «индульгенция», направленная внутрь страны на «антисоветские элементы».

 

Если главным мотивом насильственного переселения народов СССР, была бы безопасность страны, как это было перед войной при «зачистке границ», то они должны были кончиться с Победой в мае или в сентябре 1945 года. Но переселения народов продолжались до самой смерти Сталина. Значит безопасность страны – это побочный мотив. Главным мотивом было другое.

 

Борьба с «антисоветскими элементами» началась в СССР в 1937 году, когда ценой огромных усилий и многочисленных жертв за две пятилетки удалось осуществить модернизацию страны. Выступая 25 ноября 1936 г. на VIII Всесоюзном съезде Советов с докладом «О проекте Конституции Союза ССР», И.В. Сталин заявил, что «полная победа социалистической системы во всех сферах народного хозяйства является теперь фактом». Большой террор планировался вместе с подготовкой новой Конституции. И.В. Сталин: «Репрессии в области социалистического строительства являются необходимым элементом наступления». Для И. Сталина – миссия социализма – главный мотив, а первое государство рабочих и крестьян - высшая ценность, дающее «право» на беспощадную борьбу с «антисоветскими элементами», со «шпионами», на массовые насильственные переселения отдельных народов и национальностей в СССР.

 

Российские корейцы в 1937 году попали в эти безумные жернова истории. Корейцев насильственно переселили осенью 1937 года в самый разгар «Большого террора». Переселением корейцев занимался лично Нарком внутренних дел СССР Николай Ежов. Корейцы оказались в самом эпицентре «ежовщины». «Перед насильственным переселением корейцев органы НКВД провели масштабные репрессии среди корейцев, выделявшиеся даже на фоне всплеска репрессий 1937 года: были почти поголовно уничтожены выдвинувшиеся в послереволюционные годы руководители ВКП(б), практически все корейцы-краскомы (красные командиры), была уничтожена вся корейская секция Коминтерна и арестовано большинство корейцев, имевших высшее образование. Накануне переселения органами НКВД было арестовано около 2500 корейцев из числа подлежащих депортации».

 

Чтобы понять эти слова «…репрессии среди корейцев, выделялись даже на фоне всплеска репрессий 1937 года…» проведем не сложные расчеты:

Все население СССР в 1937 году составляло 162,0 мил. человек, были арестованы в 1937-1938 годах более 1 600 000 человек, и из них приговорены к ВМН 680 тысяч человек, что составляет соответственно: 0,99% и 0,42% населения страны. Такие или аналогичные цифры приводятся во многих исторических материалах, посвященных репрессиям в СССР.

 

Корейское население в 1937 году составляло 172000 человек. Отравлены в ссылку все 172000 человек, к ВМН приговорено 2500 человек, что составляет соответственно: 100% и 1,45% населения корейцев в СССР.

 

Это сравнение и эти расчеты могут назвать некорректным, но оно сделано исключительно, чтобы понять и осмыслить слова «…репрессии среди корейцев, выделялись даже на фоне всплеска репрессий 1937 года…».

 

2500 человек приговоренных к ВМН – это «небольшая» цифра для 1937 года в масштабах СССР. И поэтому она вводит в заблуждение. Но 2500 человек приговоренных к ВМН для отдельно взятого малочисленного народа – это очень много, это в 3,5 раз больше, чем в среднем по стране.

 

Ку-Дегай Светлана Николаевна по архивным материалам в своих шестнадцати книгах: «Корейцы – жертвы политических репрессий в СССР, 1934 – 1938 гг.» показывает, что по статье «японский шпион» в 1936 по 1938 годы было расстреляно около 7000 корейцев – это 4.0 % от населения корейцев в СССР. Но это уже почти в 10 раз больше, чем в среднем по стране в период самых страшных лет «большого террора»! Весь советский народ знает, что такое «большой террор». Эти слова: «большой террор» стали в народе, как и слово «ежовщина», словами нарицательными. Но в 10 раза больше, чем в среднем по стране – это безмерно много! Для малочисленных народов все очень чувствительно. Корейцы жили тогда компактно. Ссыльные знали арестованных и убиенных в лицо, поименно, они сотнями нитей, родственных и не родственных, были связаны друг с другом.

 

Теперь слова «…репрессии среди корейцев, выделялись даже на фоне всплеска репрессий 1937 года…» наполняются смыслом. Безмерных 7000 убиенных «как японский шпион», одновременно с поголовным насильственным выселением в товарных вагонах под конвоем в неведомую даль - приходишь к пониманию всей меры того УЖАСА, которую испытали наши предки в 1937 году!

 

Корейцы в СССР пострадали из-за Японии, чьей провинцией стала Корея, лишившись независимости в 1910 году.

 

СССР выстраивал свою линию обороны, суровую и жесткую, исходя из реальной политической ситуации в мире. Но агрессор в данном случае – милитаристская Япония, со своими обширными колониальными воинами и масштабными захватническими планами. Корейцы в СССР попали в горнило предстоящей схватки титанов, оказались между молотом и наковальней.

 

Здесь еще раз уместно напомнить, репрессированные в 1937 году корейцы с точки зрения уголовного кодекса, не совершили никакого преступления, само наказание было осуществлено еще до самого факта предполагаемого преступления.

 

Гражданство

В середине 30-х годов десятки тысяч корейцев на Дальнем Востоке, в числе которых были политические эмигранты и бывшие партизаны, продолжали жить без устойчивого юридического и социально-экономического статуса, часто не имея даже документов. Они годами жили и трудились на территории советского Приморья, как «гость-работники», так и не получив гражданства СССР, не имея советских паспортов, фактически были лицами без гражданства, хотя юридически они считались подданными Японии или Маньчжоу-го.

 

На момент выселения корейцев из Приморья в Казахстан и Среднюю Азию осенью 1937 года десятки тысяч корейцев не имели советского гражданства, многие были не учтены и проживали в СССР нелегально. С этим явлением вплотную столкнулся всесильный в те годы нарком НКВД СССР, организовывая выселение корейцев с Приморья. Но тогда на фоне военной угрозы, исходящей от милитаристской Японии и на гребне шпионской истерии 1937 года, по предложению Н. Ежова правительство СССР принимает политическое решение выселить с Дальнего Востока поголовно всех корейцев.

 

Так многочисленные корейцы, не граждане СССР, попали в «капкан», который тут же захлопнулся. Строго говоря, советское правительство в 1937 году должно было переселить вглубь страны только корейцев с паспортами СССР, а остальную часть корейцев, не граждан СССР, депортировать обратно в Корею, ведь граница рядом.

 

Но в 1937 году советское руководство не могло себе это позволить. Это могло спровоцировать конфликт с сильной милитаристской Японией, которая накануне в июле 1937 года приступила к захвату Китая. Да и Японии на то время не нужен был второй фронт, она приступила к военному захвату и колонизации всего Китая, намереваясь затем уже на базе ее ресурсов, колонизировать всю Азию.

 

Поэтому они, оба государства ограничились нотами протеста. Япония выразила протест по поводу переселения корейцев, основанием для протеста стало то, что все корейцы рассматривались ею как подданные японского императора. Советское правительство, отклонив этот протест, заявило, что все переселяемые корейцы являются советскими гражданами. Очевидно, это два взаимоисключающих заявления.

 

Так кто прав в этом споре? Чьи граждане в 1937 году были насильственно переселены из Приморья? Сколько среди них было выселено граждан СССР, а сколько «подданных» Японии?

 

Насильственно переселено в Среднюю Азию и Казахстан поголовно все корейское население Приморья и Дальнего Востока, а также корейцы северного Сахалина. Кто были эти 172 000 человек?

 

Есть официальные источники: перепись населения СССР 1926 года и следующая за ней перепись населения СССР 1937 года. Перепись населения, проведенная в январе 1937 года – это то, что нужно, она способна внести ясность, дать четкие данные об общем количество корейцев в СССР и их юридическом статусе.

 

Но именно эта перепись населения (П.Н.) была аннулирована советской властью с формулировками: «признать П.Н.  неудовлетворительной, а сами материалы переписи дефектными. П.Н. проведена с грубейшим нарушением элементарных основ статистической науки, а также с нарушением утверждённых Правительством инструкций…Новую перепись назначить на 1939 год». Проведённая 6 января 1937 года перепись населения была единственной в истории СССР и России, предварительные результаты которой были практически сразу объявлены «вредительскими», а предварительные материалы были изъяты и засекречены. Отличительной особенностью этой однодневной переписи был учёт лишь наличного населения.

 

Известно, что перепись населения 1937 года была аннулирована по политическим мотивам. Насильственная коллективизация сельского хозяйства в 1927 — 1932 годах, сопровождавшаяся голодом и массовыми репрессиями, вызвала рост смертности и снижение рождаемости. Разразившийся в 1932 — 1933 годах голод в зерновых районах Украины, нижнего Поволжья, на Кубани и в Казахстане, по разным оценкам, унес более 3,0 миллионов жизней. Всего же за счет голода, репрессий, «раскулачивания» потери населения СССР в период между переписями 1926 и 1937 годов по разным оценкам оцениваются более чем в 10,0 миллионов человек.

 

Расчеты же численности населения, которые производили плановые органы советского Правительства, сильно отличались от реальных тенденций. По их расчетам население страны должно составлять к 1937 году около 180,0 млн. человек. Но перепись 1937 года насчитала всего 162,0 млн. человек. В результате Правительство объявило эту перепись дефектной, ее руководители были обвинены во вредительстве, в намеренном недоучете населения. Многие из них были арестованы и погибли в ГУЛАГе, а некоторые — расстреляны. В 1950-е годы все они были реабилитированы.

 

Рассекреченные материалы Всесоюзной переписи населения 1937 года говорят о том, что: всего население в СССР - 162 003 225 человек, всего корейцев - 167 220 человек (это граждан и не граждан СССР). На территории СССР было учтено 192 943 иностранных гражданина.

 

Согласно Всесоюзной переписи населения 1926 года, численность населения СССР по народностям составляло 147 027 915 человек, из них граждан СССР – 146 637 530 человек, иностранцы – 390 385 человек. В 1926 году в СССР официально проживало: всего корейцев - 86 999 человек (граждан и не граждан СССР). При этом, очевидно, речь идет только об учтенных корейцах, реальное же их количество было значительно выше.

 

Данные Всесоюзных переписей населения 1926 года и 1937 года показывают общее количество корейцев в СССР, наличность населения, но не вносят ясность в вопрос о гражданстве корейцев.

 

Еще раз обратимся к таблице численности корейцев в России по годам (Хан В. С., к.ф.н., Сим Хон Ёнг, к.п.н., «Корейцы Центральной Азии: прошлое и настоящее») приведенной выше.

 

По этой таблице видно, что количество русскоподданных при царском режиме до 1905 года устойчиво превышало количество нерусскоподданных. Ведь по царским законам тем, кто получал российское гражданство, давалась возможность получить землю и свободно заниматься сельским хозяйством. Так было до 1905 года на начальном этапе добровольного переселения корейцев в Россию.  После установления протектората Японии над Кореей в 1905 году в Россию потянулись беженцы. Таблица показывает, что, начиная с 1910 года стабильно уже две третьих корейцев были нерусскоподданными. Количество русскоподданных растет, но количество новых беженцев растет значительно быстрее.

 

В статье 1998 года Сим Хон Ёнг (к. п. н., Республика Корея) «К истории корейских общественных организаций в России в первой четверти XX века» отмечено, что «Согласно представленным в 1924 г. в НКВД «Союзом корейцев, проживающих на территории СССР», сведениям о численности корейского населения и о его распределении по регионам СССР, в стране проживало 150 тыс. корейцев, из них в РСФСР – 147 тыс. человек, на Дальнем Востоке – 140 тыс. человек (из них около 70% – эмигранты, т.е. люди, не имеющие гражданства СССР)».

 

Эти данные сильно разнятся с данными Всесоюзной переписи населения 1926 года, согласно которой общая численность корейского населения в СССР составляет 86 999 человек. Наверняка, «Союз корейцев, проживающих на территории СССР», подал в НКВД достоверные данные, владел подлинной информацией о численности и составе корейского населения на 1924 год. 70% корейцев-эмигрантов, не имеющие гражданства СССР, это поселенцы, легально прибывших на территорию России с визой русского консульства и национальным паспортом, и беженцы, те, которые приехали в Россию легально или нелегально на временные сезонные заработки.

 

Из-за подозрительности властей относительно политической благонадежности корейцев процесс предоставления желающим советского гражданства заметно тормозился. А 13 июня 1930 года вышло Положение о гражданстве Союза ССР, обязывающий всех, подавших прошение о гражданстве СССР, пройти проверку в ОГПУ, которое давало свое заключение о благонадежности заявителя. С 1930 года усложнялась процедура получения гражданства: теперь решение о приеме принимал Президиум ЦИК СССР.

 

В статье обозревателя журнала Еженедельный «Ъ» Коммерсант Алексей Алексеева «От депортации до репатриации» от 28.10.2017 года читаем: «...Все делалось быстро. Корейское село окружали военные, жителям сообщали о переселении, проводили с ними «разъяснительную работу». У корейцев отнимали паспорта (у кого они были, примерно три четверти корейцев не имели советского гражданства), конфисковывали охотничье и другое огнестрельное оружие. Им обещали денежную компенсацию за оставленное жилье и имущество, а через день-другой перевозили на железнодорожную станцию, чтобы погрузить в эшелоны».

 

В статье Лыковой Е.А., кандидат исторических наук, (г. Владивосток), «Корейский вопрос» в аграрной политике Советского государства на Дальнем Востоке в 1920-1930-е годы» читаем: «…требования корейцев, подданных России (в 1927 г. их насчитывалось уже 40% от общей численности корейцев), уравнять их в правах пользования землёй с русским населением…Большая концентрация корейцев, прежде всего иностранных подданных, в приграничной зоне, активность Японии вызывали беспокойство военных и гражданских властей. Учитывая, что попытки постепенного отселения корейцев в северные районы края результатов не принесли, Центральный Комитет ВКП(б) в августе 1937 г. принял специальное постановление «О выселении корейского населения из пограничных районов Дальневосточного края…».

 

Профессор Пак Чон Хё (доктор исторических наук, Республика Корея) в своей статье «Исторические факты насильственного переселения корейцев из Дальнего Востока», журнал «Военная история», 08.2007, Сеул, пишет: «…Во время переселения корейцев в 1937 году, более 70% среди них - это были лица без гражданства. Японское Посольство в СССР подало ноту протеста с требованием вернуть корейцев, так как даже имеющие советское гражданство корейцы по внутреннему японскому закону являются гражданами Японии…».

 

По этим материалам видим, что цифры количества корейцев, не имеющих гражданство СССР, на время насильственного переселения составляют - от 75 до 60%. 

 

Отдельные наши корееведы, вслед за сталинской пропагандой, утверждают, что все 172 000 человек, т.е. все 100%, из переселенных в 1937 году советской властью с Дальнего Востока корейцев, были гражданами СССР.

 

Но это не так.  На Дальнем Востоке проживало много корейцев-иностранцев, легально прибывших на территорию России с визой русского консульства и национальным паспортом, и те, которые приехали на временные сезонные заработки. Процесс предоставления гражданства корейским беженцам тормозился советскими властями из-за фактора японской военной угрозы и, как следствие, соображений «неблагонадежности» прибывающих корейских переселенцев. Кроме того, процесс предоставление гражданства не поспевал за массовым притоком в страну все новых и новых беженцев. Также имело место нелегальная жизнь части прибывших корейцев в кругу своих сородичей, порою не имея даже документов. Далее уместно напомнить, что по постановлению Правительства СССР о паспортах от 1932 года, колхозникам паспортов не выдавали, а более 90% корейцев в Приморье было связано именно с сельским хозяйством.

 

Но большая часть корейцев просто не подавало прошений на гражданство СССР. Одни гражданство СССР связывали с землей, но видя, что земли на них нет, не подавали на гражданство. Дискриминацию по получению земли испытывали даже корейцы, уже получившие гражданство СССР. А после коллективизации понимали, земли своей не будет вовсе. Другие, прибывшие на заработки уже в советский период, собирались подзаработать, поднакопить средства и мыслили при благоприятных обстоятельствах вернуться обратно. Имея возможность жить в Приморье среди своих соплеменников, они плохо знали русский язык, а сталкиваясь с трудностями освоения русского языка и русской культуры, они не помышляли о гражданстве СССР и поэтому не подавали властям соответствующих прошений.

 

В своей брошюре Ким Г.Н., (доктор исторических наук) «Синханчхон – прототип «кориатауна» в России», декабрь 2017 года, пишет: «большинство корейцев, проживавших на российской территории в первой половине 1920-х годов оставались подданными Японии. После установления советской власти переход в российское (советское) гражданство заметно активизировался, но точных статических и документальных сведений пока не обнаружено. Поэтому дискуссия по поводу удельного веса советских граждан в общей численности корейцев, проживавших в СССР, а также среди депортированных в 1937 году до сих пор продолжается».

 

Недавно, в 2018 году, в Республике Корея в издательстве «Cон Ин» вышла новая книга, д. и. н., проф. Пак Чон Хё «История российских корейцев», посвященная 80-летию насильственного переселения корейцев с Дальнего Востока в Среднюю Азию и Казахстан. На стр. 324. читаем: «70% корейцев на Дальнем Востоке были лицами без гражданства, они являлись подданными Японии».

 

Я знаю профессора Пак Чон Хе уже 30 лет, склонен доверять ему, потому что был свидетелем того, как он много работал в Москве и по России, именно, с российскими архивами.

 

Итак, из 172000 корейцев, насильственно переселенных в 1937 году из Дальнего Востока в Среднюю Азию и Казахстан, более 60% не были гражданами СССР, были лицами без гражданства, номинально поданными Японии. Они, оказавшись пешкой в руках милитаристской Японии и большевистской России, подверглись двойному насилию. Сначала милитаристской Японией, оккупировавшей Корею в 1910 году, насильственно выдавливавшей с Кореи его коренных жителей, затем сталинского режима, насильственно переселившего в 1937 году корейцев в Среднюю Азию и Казахстан.

 

Почему же тогда Советское правительство заявило Японии, что все переселяемые корейцы являются советскими гражданами?

 

По Гаагской конвенции 1907 года о законах и обычаях войны, включённые в комплекс норм международного гуманитарного права к гражданам страны-противника в войне может быть применен специальный режим; они могут быть интернированы или принудительно поселены. В международном праве существует норма об объявлении войны. Интернировать, принудительно переселять гражданское население страны-противника можно только после объявления войны и в состоянии войны, но это нельзя делать вне состояния объявленной войны. Если более 60% из 172 000 человек, насильственно переселенных в 1937 году Советским Союзом из Дальнего Востока в Среднюю Азию и Казахстан, не были гражданами СССР, а были номинально поданными Японии, то это можно квалифицировать как международное преступление. На то время между СССР и Японией не было объявленной войны. Поэтому советская власть заявила Японии, что все переселяемые корейцы являются советскими гражданами. Действия со своими гражданами не попадают под действие этих международных конвенций.

 

Японское Посольство в СССР в 1937 году подало ноту протеста с требованием «…вернуть корейцев, так как даже имеющие советское гражданство корейцы по внутреннему японскому закону являются гражданами Японии…». Это требование неправомочно, по отношению к корейцам, гражданам СССР, так как по международному праву, допускавшей при столкновении различных систем определения гражданства превалирующее значение имеет законодательство того государства, на территории которого находится в данное время лицо, чье гражданство является предметом спора. Обеим странам на то время не нужен был международный скандал. Поэтому они обе ограничились формальными взаимоисключающими нотами протеста. Корейцам вновь показали, что они лишь пешки в чужой геополитической игре.

 

Три насильственных переселения

 

Приняв в 1936 Постановление: «О мерах, ограждающих СССР от проникновения шпионских, террористических и диверсионных элементов» и 1937 году Постановление «Об антисоветских элементах», советские власти неукоснительно следовали им.

 

Еще более жесткие насильственные переселения народов СССР начались с 1941 года с началом Великой Отечественной войны. Тотальному насильственному переселению подверглись 10 народов СССР и группы населения более 60 национальностей СССР. Из них семь — немцы, карачаевцы, калмыки, ингуши, чеченцы, балкарцы и крымские татары — лишились при этом и своих национальных автономий. Тотальному выселению были подвергнуты десять народов: корейцы, немцы, финны-ингерманландцы, карачаевцы, калмыки, чеченцы, ингуши, балкарцы, крымские татары и турки-месхетинцы. В той или иной мере, насильственному переселению подверглось еще множество других этнических категорий советских граждан: казаки, поляки, азербайджанцы, курды, китайцы, русские, иранцы, евреи-ирани, украинцы, молдаване, литовцы, латыши, эстонцы, греки, болгары, армяне, кабардинцы, хемшины, турки, таджики и др. Насильственные переселения народов продолжались до самой смерти Сталина. Сотни тысяч погибли от голода и болезней. Всего через режим спецпоселений прошло около пяти миллионов человек.

 

Насильственное переселение советских немцев в начале Великой Отечественной войны имеют общую природу и мотивы с насильственным переселение корейцев в 1937 году.

 

Особенно ошеломляет насильственное переселение немцев, если сопоставить сроки их переселения с тем, что происходило в это время на фронтах Великой Отечественной войны. По Указу Президиума Верховного Совета СССР «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья» от 28 августа 1941 года в отдаленные районы Сибири, Казахстана и Средней Азии было насильственно переселено 856 340 советских немцев. При этом Автономная Республика немцев Поволжья была упразднена. Согласно этому указу только в сентябре-октябре 1941 года из АССР Немцев Поволжья, Саратовской и Сталинградской областей в Сибирь и Казахстан было вывезено 446 480 советских немцев в 188 железнодорожных эшелонах. Операция по переселению немцев была одной из самых крупных операций по насильственному переселению населения в период Великой Отечественной войны 1941-1945 годов.

 

Поражает, что переселение сотен тысяч немцев проходило в сентябре-октябре 1941 года тогда, когда советская армия несла сокрушительные потери на западном фронте. Р. Ищенко, историк, политолог, пишет: «Киевский котёл в сентябре 1941-го и тройное окружение под Брянском и Вязьмой в октябре того же года ни по числу окружённых армий, ни по числу потерянных людей, ни по числу захваченной врагом техники не были превзойдены до конца войны. В окружение попали советские войска в составе 37 дивизий, 9 танковых бригад, 31 артиллерийского полка, в этих котлах советские войска потеряли 380 тысяч человек убитыми и ранеными, в плен попали свыше 600 тысяч человек. Достаточно сказать, что всего за эти два месяца СССР лишился в этих котлах 1,5 миллионов человек (убитыми, раненными, пленными и пропавшими без вести). Страна потеряла большую часть кадровой армии, огромные территории, на которых до войны проживала половина общего населения и было сосредоточено свыше 60% промышленного производства».

 

В этих условиях, при таких неимоверных потерях на фронте, невзирая ни на что, переселение советских немцев кремлевские власти довели до конца. К маю 1942 года по данным книги Н. Ф. Бугая, доктора исторических наук, «Депортация народов» с Поволжья в Сибирь, Казахстан и Среднюю Азию было насильственно переселено поголовно все 856 340 советских немцев. Затем начались насильственные переселения немцев с Тамбовской, Ярославской, Воронежской областей, с Северного Кавказа и др. 

 

Необходимо напомнить, что до этого в августе-сентябре 1937 года НКВД в ходе репрессий против советских немцев, работающих в оборонной промышленности, в армии, на железных дорогах, в энергетике и др.,  в рамках борьбы со шпионажем было осуждено 55 000 человек, из них 41898 человек были приговорены к расстрелу – это 3,6 % от общего количества немцев в СССР.  Это в 8,6 раз больше, чем в среднем по стране в годы «большого террора». По данным переписи населения 1937 г. в СССР насчитывалось 1.151.602 гражданина немецкой национальности.

 

Немцы, граждане СССР, несправедливо пострадали за человеконенавистническую идеологию германского фашизма.

 

В другом полушарии 7 декабря 1941 года Япония совершила нападение на Перл-Харбор, что послужило поводом вступления США во Вторую мировую войну. Президент Франклин Рузвельт санкционировал интернирование, подписав 19 февраля 1942 года Чрезвычайный указ № 9066, который разрешал военным властям определить «зоны выселения» и перемещать из них любых лиц. В результате, все граждане японского происхождения США были насильственно выселены с тихоокеанского побережья, в том числе из Калифорнии и большей части Орегона и Вашингтона, из южной Аризоны, в лагеря для интернированных. Интернированию, то есть насильственному перемещению в специальные лагеря с западного побережья Соединённых Штатов Америки во время Второй мировой войны подверглись около 120 тысяч японцев, из которых около 80 000 были рождены и имели гражданство США.  110 тысяч японцев были заключены в концентрационные лагеря, официально называвшимися «военными центрами перемещения» и только около 10 тысяч японцев смогли переехать в другие районы страны.  События в Пёрл-Харборе 7 декабря 1941 года заставили многих думать в Америке, что японские войска могут начать полномасштабное наступление на западное побережье США. Быстрое завоевание Японией больших территорий в Азии и в Тихом океане наделило японские войска всепобеждающей мощью в глазах многих американцев. Переселение американских японцев в концлагеря - было самым крупным насильственным выселением в истории США.

 

В 1944 году Верховный суд США подтвердил конституционность интернирования, аргументировав это тем, что ограничение гражданских прав расовой группы допустимо, если того «требует общественная необходимость».

 

Японцы, граждане США и не граждане, несправедливо пострадали за человеконенавистническую идеологию японского милитаризма.

 

Где здесь «кровавый тоталитарный режим»? Ничего этого нет. Ведь США – «светоч» демократии.

 

Но тем не менее, насильственные поголовные переселения корейцев в 1937 году в СССР, советских немцев в начале Великой Отечественной войны и американских японцев в 1942 году имеют общую природу, общий мотив. То, что подходит для всех трех переселений – является общим универсальным мотивом, условно говоря, «внутренним кодом» и главной причиной этих насильственных переселений. Остальное – сопутствующие мотивы.

 

Если киты живут в воде и имеют рыбий хвост – это не означает, что они относятся к классу «рыбы». Киты – млекопитающие, и согласно молекулярно-генетическим данным их ближайшими родственниками являются бегемоты.

 

Рассмотрим в качестве причины переселения – «превентивную меру по отселению от границ», как это было сделано с корейцами в СССР в 1937 году. Она с натяжками подходит для переселения американских японцев в 1942 году. Их тоже выселили с западной границы-побережья США. Но где японские острова и где западное побережье Америки? Между ними около 8000 км. неспокойных вод Тихого океана. Но «превентивная мера по отселению от границ», как причина никак не подходит для советских немцев. Их переселили в начале Великой Отечественной войны не с границы, а с Поволжья, то есть с глубинки СССР. Получается, что «превентивная мера по отселению от границ» не является общей причиной для трех насильственных переселений, а значит она не может быть главной стержневой причиной этих переселений.

 

«Шпионаж», как причина поголовного переселения корейцев и немцев, нельзя отнести как причину к переселению американских японцев. «Шпионаж» не является общей причиной для трех насильственных переселений, а значит она не может быть главной стержневой причиной этих переселений.

 

Несмотря на то, что в Постановлении советских властей о выселении корейцев прямо сформулированы причины выселения: «О выселении корейского населения из пограничных районов Дальневосточного края» с формулировкой: «В целях пресечения проникновения японского шпионажа в ДВК…», эти причины не могут быть отнесены к главной причине переселения корейцев в СССР (см. выше).

 

Следующая причина – «производственная целесообразность», в частности навыки корейцев в возделывание риса. Эту причину нельзя отнести к советским немцам и к американским японцам. Последних интернировали в концлагеря. «Производственная целесообразность» не может быть главной причиной этих переселений, хотя при Советском Союзе именно эту причину долго считали главной при насильственном переселении корейцев в 1937 году.

 

«Обострение классовой борьбы», «кровавый тоталитарный режим», «великодержавная национальная политика» - все то, что вменяются историками в качестве главной причины переселениям корейцев в СССР и советских немцев – не подходит для переселения американских японцев. Это означает, что они не могут быть главной стержневой причиной этих насильственных переселений. Это - сопутствующие причины.

 

Общее для всех трех переселений: первое, вид переселения: насильственное и поголовное переселение; второе, объект переселения – граждане страны одной нации со страной-противником в войне: немцы и корейцы в СССР в «качестве» японцев, японцы в Америке; третье, страны-противники в войне: немецкая Германия и милитаристская Япония; четвертое, место и цель переселения: переселение вглубь страны, чтобы не допустить в ходе войны соприкосновения, проникновения, слияния, объединения своих граждан с соплеменниками армии страны-противника в войне; пятое, причина переселения: исключить случаи, когда армия страны-противника в войне, в случае оккупации той территории страны, где находятся их соплеменники, могла бы существенно нарастить свои силы за счет соплеменников, склонив их на свою сторону или заставив их повернуть оружие против своей страны.

 

Корейцев в СССР насильственно переселили в 1937 году, как соплеменников страны-противника в войне Японии, ведь Корея после 1910 года, потеряв независимость, стала одной из провинций Японии. Этот факт подтверждает то, что 2 июля 1945 года, во время подготовки СССР к войне с Японией, нарком внутренних дел СССР Лаврентий Берия издал приказ, согласно которому все переселённые корейцы в Средней Азии и Казахстане были взяты под жесткий надзор комендатур на строгий учёт по новому более жесткому статусу спецпереселенцев, предусматривающее резкое ограничение  прав передвижения, аннулировав статус административно высланных.

 

Немцы, граждане СССР, несправедливо пострадали за человеконенавистническую идеологию германского фашизма. Японцы, граждане США и не граждане, несправедливо пострадали за человеконенавистническую идеологию японского милитаризма.

 

Нет и никогда не было корейского ни фашизма, ни милитаризма. Тогда за что пострадали корейцы в СССР? Единственная нация в СССР, безвинно и поголовно пострадавшая за японский милитаризм – это корейцы. Вот японские корни корейской трагедии - потеря независимости в 1905 году Кореей, обернулось для корейцев в СССР в 1937 году репрессиями и насильственным переселением. Чудовищная несправедливость! Мы, корейцы СССР, несправедливо и жестоко пострадали за то, к чему мы не имеем никакого отношения, к человеконенавистнической идеологии японского милитаризма.

 

Разгром Квантунской армии

 

Шпионы и разведчики. Две стороны одного явления. Могли ли разведданные решить исход сражения? Пожалуй, сражение под Москвой может косвенно подтвердить этот тезис.

 

Рихард Зорге работал в Японии с 1933 года, как корреспондент немецких газет, будучи при этом советским разведчиком. Перед началом войны он смог получить точную информацию о нападении нацистской Германии на СССР и о силах немецкой армии, которые будут в нем задействованы. Группа Зорге была арестована в Японии в октябре 1941 года, перед своим арестом он успел сообщить о том, что Япония не будет нападать на СССР, что позволило перебросить дальневосточные и сибирские дивизии на оборону Москвы. Зорге был казнен 7 ноября 1944 года. В 1964 году Рихарду Зорге было присвоено звание Героя Советского Союза.

 

Как было все безоблачно и ясно в 1940 году… По тройственному пакту, заключённому 27 сентября 1940 года в Берлине между нацистской Германией, фашистской Италией и милитаристской Японией, три страны официально договорились о разделе сфер международного влияния, чтобы не мешать друг другу. Германия и Италия "брали" себе Европу и Африку, Японии отходила Великая Восточная Азия, оговаривалось, что, «если одна из трех договаривающихся сторон подвергнется нападению со стороны какой-либо державы, которая в настоящее время не участвует в европейской войне и в японо-китайском конфликте (имелись в виду СССР и США), то три страны обязуются оказывать взаимную помощь всеми имеющимися в их распоряжении политическими, экономическими и военными средствами». Волк в овечьей шкуре – «если одна из трех договаривающихся сторон подвергнется нападению…». В действительности они сами, будучи агрессорами, вероломно напали: Германия 22 июня 1941 года на СССР, а Япония 7 декабря 1941 года на США, на американскую базу, расположенную в окрестностях Пёрл-Харбора на острове Оаху (Гавайские острова).

 

По тройственному пакту СССР был разделен между Германией и Японией (по секретному соглашению от 18 января 1942 года было уточнено, что граница пройдет по Омскому меридиану). Японским командованием было запланировано нападение на СССР — 29 августа 1941 года, ведь Германия и Япония собирались встретиться «на Транссибирской железной дороге до наступления зимы». Для осуществления этих планов в Германии был разработан план «Барбаросса», у Японии план вторжения в СССР именовался «Кантокуэн» (особые манёвры Квантунской армии), который во многом повторял немецкий план: мобилизация, концентрация войск на границах... Армию численностью около 800 тыс. человек на советских границах было решено  тайно, не увеличивая количество дивизий, в короткие сроки нарастить еще на 300 000 человек, при нападении японские милитаристы были готовы широко применять против советских войск бактериологическое и химическое оружие.      

 

Еще в начале войны, германское руководство, столкнувшись с сопротивлением Красной армии, стало требовать немедленного вступления Японии в войну с СССР. Анатолий Кошкин, д.и.н.: «…в инструкциях германского министра иностранных дел И. Риббентропа послу в Японии Ойген Отту в июле 1941 г. указывалось: «Я прошу Вас продолжать прилагать усилия к тому, чтобы добиться скорейшего участия Японии в войне против России… Используйте все имеющиеся в Вашем распоряжении средства, потому что, чем раньше осуществится это участие в войне, тем лучше». Посол Ойген Отт телеграфировал 14 июля Риббентропу: «…Я пытаюсь всеми средствами добиться вступления Японии в войну против России в самое ближайшее время… Японская армия усердно готовится… Считаю, что, судя по военным приготовлениям, вступление Японии в войну в самое ближайшее время обеспечено…».

 

В ответ на требование Гитлера в телеграмме от 30 июня немедленно выполнить свои союзнические обязательства и ударить по СССР с востока на конференции у императора принята резолюция, которая гласила: «… что, хотя японское отношение к начавшейся войне четко определяется союзным духом оси Рим-Берлин-Токио, японцам некоторый период не стоит вмешиваться в нее (на то время Япония все еще была занята боевыми операциями в Китае и была не свободна в принятии решения о нападении на Советский Союз), однако, тайно следует продолжать вооруженную подготовку против СССР, при этом мы будем исходить из своих собственных интересов. И как только ход германо-советской войны станет благоприятным для Японии, следует решительно применить всю мощь японского оружия для решения своих северных проблем».

 

То есть, было принято решение «некоторый период» подождать. Это побудило германское правительство перейти на язык угроз. Гитлер потребовал от Японии открыть второй фронт. Берлин довел до сведения японского правительства, что, если до 25 июля оно не примет решения, предусматривающего «уважение условий Тройственного пакта и антикоминтерновского соглашения (подписан в Берлине 25 ноября 1936 году Германией и Японией), и не денонсирует русско-японский пакт о нейтралитете (подписан в Москве 13 апреля 1941 года Советским Союзом и Японией) к этой дате, Германия будет считать себя свободной в своих действиях и после победы над СССР будет искать наилучшие средства, чтобы использовать свое влияние и силы в своих собственных интересах». Тем самым Германия давала понять, что без участия в войне Япония не может рассчитывать на овладение советскими территориями на Дальнем Востоке и в Сибири. Хотя такое заявление вызывало беспокойство в Токио, японское руководство, продолжая с максимальным вниманием отслеживать ход войны на советско-германском фронте и состояние группировки советских войск на Дальнем Востоке и в Сибири, старалось выбрать наиболее благоприятный для себя момент для нападения.

 

В начале августа разведывательный отдел генштаба армии доложил императорской ставке о срыве плана немецкого командования сокрушить СССР за 2-3 месяца. Тогда Япония твердо решила действовать исходя из собственных интересов, готовилась обрушиться на СССР только при условии явного поражения советских войск в войне с Германией. Например, после падения Москвы. Военный министр Хидэки Тодзио подчеркивал, что нападение должно произойти тогда, когда Советский Союз «уподобится спелой хурме, готовой упасть на землю».

 

Не все в Правительстве Японии разделяли точку зрения военного Министра. 22 июня 1941 года, получив сообщение о начале германского вторжения в СССР, министр иностранных дел Японии Ёсукэ Мацуока спешно прибыл в императорский дворец, где весьма энергично стал убеждать японского монарха как можно скорее нанести удар по Советскому Союзу с востока. В ответ на вопрос императора, означает ли это отказ от выступления на юге, министр ответил, что «сначала надо напасть на Россию, нужно начать с севера, а потом пойти на юг. Не войдя в пещеру тигра, не вытащишь тигренка. Нужно решиться».

 

Эту позицию Мацуока отстаивал и на заседаниях координационного совета правительства и императорской ставки, хотя всего два месяца назад 13 апреля 1941 года, подписав в Москве советско-японский пакт о нейтралитете, он клялся в Кремле И. Сталину в верности Японии подписанному Пакту. Другой высокопоставленный чиновник Кадо Хара, председатель Тайного совета (консультативный орган при императоре) прямо говорил: "...война между Германией и Советским Союзом действительно является историческим шансом Японии… Я с нетерпением жду возможности для нанесения удара по Советскому Союзу. Я прошу армию и правительство сделать это как можно скорее. Советский Союз должен быть уничтожен". Но генеральный штаб Японии, помня опыт Халхин-Гола, принял окончательное решение вступить в войну против СССР только после падения Москвы.

 

Победа СССР в конфликте на Халхин-Голе в 1939 году имела кардинальные, далеко идущие геополитические последствия, она стала одной из главных причин отказа от нападения Японии на СССР во время Великой Отечественной войны. К 1939 году Япония завершила оккупацию Центрального Китая и сразу приступила к строительству железной дороги к границам Монголии для организации там плацдарма для нападения на СССР. Желая обезопасить прокладываемую железную дорогу и захватить важный плацдарм, весной 1939 года японские войска вторглись на территорию Монголии. Согласно «Протокола о взаимопомощи» от 12 марта 1936 года между СССР и МНР, советские войска выступили на стороне Монголии.

 

Начался необъявленный локальный вооружённый конфликт, продолжавшийся с весны по осень 1939 года на территории Монголии у реки Халхин-Гол вдоль границы Маньчжоу-го с МНР. Заключительное сражение произошло в конце августа и завершилось полным разгромом 23-й пехотной дивизии 6-й отдельной армии Японии. Тогда летом 1939 года японская армия потеряла только убитыми 25000 человек, лишилась 160 самолётов. Халхин-Гол стал началом полководческой карьеры Г. К. Жукова. «В Японии поражение на Халхин-Голе и одновременное (23 августа) подписание «советско-германского договора о ненападении» привело к правительственному кризису и отставке кабинета Хиранумы Киитиро.

 

Новое японское правительство 4 сентября заявило, что ни в какой форме не намерено вмешиваться в конфликт в Европе, а 15 сентября 1939 подписало соглашение о перемирии, приведшее 13 апреля 1941 года к заключению советско-японского пакта о нейтралитете. Так как в традиционном противостоянии японских армии и флота в 1939 году победила «морская партия», отстаивавшая идею экспансии в Юго-Восточной Азии и на острова Тихого океана, японская военная промышленность стала больше производить морских вооружений, нежели сухопутных (корабельную артиллерию, а не полевую, не танки, а авианосцы и др.), иными словами - Япония стала перестраивать структуру военной промышленности и вооружённых сил для войны на море и вскоре приступило к захвату источников сырья в Океании. В 1940 г. Япония оккупировала Северный Индокитай, в 1941 г. завершила его полную оккупацию».

 

Так, подписание «советско-германского договора о ненападении» 23 августа 1939 года (пакт Молотова-Риббентропа) позволило СССР на Западе -отодвинуть свои границы,  практически беспрепятственно вернуть часть территорий, которые были утеряны Россией после Первой мировой и Гражданской войны, выиграть время для подготовки к войне, а на Востоке (вместе с победой на Халхин-Голе) - изменило направление экспансии Японии, приоритетным для которой стало южное направление.

 

Тем не менее, японские воинские соединения оставались смертельной опасностью для русских границ на Дальнем Востоке. На маньчжуро-советских рубежах не прекращались провокации - стычки с погранотрядами, пересечения границ японскими военными самолетами. К началу июля 1941 года у Дальневосточных границ СССР была сосредоточена группировка японских войск, насчитывающая свыше 800 тыс. человек, а к январю 1942 года численность Квантунской армии достигла 1 млн. 100 тыс. чел. К началу конфликта на Халхин-Голе СССР на Дальнем Востоке и в Забайкалье был вынуждены держать 39 дивизий, общая численность советских войск в этом регионе составила 1 млн. 300 тыс. человек. Когда из донесений советской разведки стало ясно, что Япония нападёт на СССР только после падения Москвы, в октябре-ноябре 1941 года с Дальнего Востока на защиту Москвы перебросили: 18 дивизий, 1 700 танков и свыше 1 500 самолетов.

 

В октябре 1941 года из Москвы в Куйбышев переехали девять посольств, включая и японское посольство, семь дипломатических и четыре военные миссии. Рома́н Ким, советский разведчик, во время войны работал главным переводчиком с японского языка для НКВД в Куйбышеве, оставаясь при этом заключённым. Роман Ким был арестован по ложному доносу в 1937 году. В тюрьме он работал, занимаясь переводами перехваченных шифротелеграмм в японское посольство и из него, благо у НКВД были японские коды. Вероятнее всего, он первый из этих телеграмм узнал, что Япония не нападет на СССР. Его переводы японских щифротелеграмм немедленно доставлялись Наркому НКВД СССР Лаврентию Берия. С его помощью были расшифрованы перехваченные шифротелеграммы японского МИДа в посольство Японии в Берлине, в частности в телеграмме от 24 ноября 1941 года писалось «…основные японские усилия будут сосредоточены на Юге,… и мы предполагаем воздерживаться от преднамеренного принятия действий на Севере…», из которого следовало, что японцы сосредоточат свои усилия на «Юге» и не воспользуются крупномасштабной отправкой войск с Советского Дальнего Востока на Западный фронт, не будут нападать на СССР. Всего несколько предложений снимали тревожное ожидание советского командования открытия второго фронта на восточных границах СССР.

 

Главным результатом предпринятого Красной Армией в декабре 1941 года контрнаступления, которым руководил командующий Западным фронтом Г. К. Жуков, является ликвидация непосредственной угрозы столице СССР - Москве. В ходе сражения немецкие войска потерпели ощутимое поражение. «В результате контрнаступления и общего наступления они были отброшены на 100-250 км. Полностью были освобождены Тульская, Рязанская и Московская области, многие районы Калининской, Смоленской и Орловской областей. Помимо политического значения, Москва являлась крупнейшим узлом всех видов коммуникаций, потеря которого могла отрицательно сказаться на ведении боевых действий и работе промышленности.  Важным последствием контрнаступления стало временное лишение немецкого командования эффективных инструментов ведения войны - моторизованных корпусов. Продвижение советских войск привело к значительным потерям техники и снижению ударных возможностей немецких войск. Красная Армия вырвала у врага инициативу и создала условия для перехода в общее наступление».

 

Победа под Москвой - ключевое событие Второй мировой войны. Москва была на волоске. Ежи в Химках напоминают об этом. Битва под Москвой, которая официально длилась с 30 сентября 1941 по 20 апреля 1942, свела лицом к лицу две гигантские армии в величайшем, в самом кровопролитном сражении в истории человечества. Советские войска в решающий момент, получив подкрепление регулярными армейскими частями в полном зимнем обмундировании, снятыми с восточного японского фронта, ударили в декабре 1941 года по изнуренными и замерзающими немецким войскам (зимнего обмундирования у них не было, ведь немецкое командование собиралось сокрушить советскую армию до наступления холодов) и Гитлеру не удалось взять Москву. Враг был отброшен от столицы, германский блицкриг не удался. Победа под Москвой положила начало коренному перелому во Второй мировой войне. Неминуемый крах фашисткой Германии и милитаристской Японии был заложен под Москвой. Токио ждало сообщения о «решающей победе» Германии, надеясь, что СССР «уподобится спелой хурме, готовой упасть на землю». Нет, не дождалась.

 

Победа под Москвой - окончательно развалила пакт, союз между Германией и Японией. Советский Союз избежал войны на два фронта. Советское командование, восполнив местными новобранцами выбывшие войска на восточном фронте, в дальнейшем проявило твердую выдержку, даже в самые тяжелые периоды битв с гитлеровскими захватчиками, продолжали держать на восточном фронте достаточные силы против японцев, не позволив японцам решиться на нападение на СССР. В итоге СССР с союзниками разгромили немецкие и японские войска поодиночке.

 

Так два советских разведчика, немец Рихард Зорге и кореец Роман Ким оказались волей судеб в самом эпицентре ключевых событий Второй мировой войны, внесли свою неоценимую лепту в предстоящий разгром фашистской Германии и милитаристской Японии.

 

Решение о том, что через три месяца после капитуляции Германии и окончания войны в Европе Советский Союз вступит в войну против Японии, было принято руководителями трех Великих Держав - Советского Союза, США и Великобритании – на Крымской конференции 11 февраля 1945 года. На конференции Рузвельт и Черчилль настойчиво требовали скорейшего вступления СССР в войну с Японией. Они признавали, что только Красная Армия способна нанести поражение наземным силам японских милитаристов. Они исходили из того, что именно вступление СССР в войну окончательно убедит Японию в неизбежности ее полного разгрома.

 

На территории Маньчжурии и Кореи была сосредоточена крупная стратегическая группировка японской Квантунской армии. Японское командование держало в Маньчжурии и Корее две трети своих танков, половину артиллерии и отборные императорские дивизии, более 1 миллиона человек.

 

Для того, чтобы создать численное преимущество в живой силе и военной технике за 3 месяца после окончания войны советским правительством на Дальний Восток и в Забайкалье были отправлены 1692 эшелона, около 136 тыс. вагонов с войсками и военной техникой. К августу 1945 года перед началом операции советские войска уже обладали многократным преимуществом над японскими войсками в военной технике и в полтора раза в живой силе.

 

В точном соответствии с обещанием, данным в Крыму, ровно через три месяца после капитуляции Германии правительство СССР 8 августа объявило Японии войну, а 9 августа 1945 года советские войска атаковали японские соединения, нанеся два основных удара с территории Монголии и Советского Приморья. В короткий срок мощным блицкригом советскими войсками были окружены и наголову разбиты основные ударные силы японской Квантунской армии в Маньчжурии.

 

8.jpg

 

9.jpg

 

После американских атомных бомбардировок двух японских городов и после вступления в войну мощных вооруженных сил Советского Союза, победивших гитлеровскую Германию правительство Японии, перед лицом неминуемого военного поражения, 14 августа приняло решение капитулировать.

 

Император Японии Хирохито 15 августа 1945 г. в своем обращении к нации в качестве основной причины капитуляции назвал вступление в войну Советского Союза, он сказал: «Теперь, когда в войну против нас вступил и Советский Союз, продолжать сопротивление… означает поставить под угрозу саму основу существования нашей Империи». Японией было принято решение сдаться англичанам и американцам, выставив в качестве условия сохранение императорского строя управления Японией.

 

19 августа начальник штаба Квантунской армии принял все условия капитуляции, предъявленные советским военным командованием. В плен советским войскам сдались 148 японских генералов, 594 тыс. офицеров и солдат. Советскими войсками были захвачены у японцев около 4000 орудий, 600 танков, 860 самолетов.

 

6.jpg

 

К сожалению, многие в Республике Корея не знают об этом важном, решающем вкладе СССР в победе над японским милитаризмом. Эта победа очень важна для нас, русскоязычных корейцев. Эта победа наполняет нас гордостью, что наша страна силой своего оружия и доблестью солдат помогла Корее обрести долгожданную свободу от японского ига. Советские корейцы на трудовом фронте отдавали все свои силы, приближая эту победу.

 

Эта Победа дает нам, «коре сарам», некое «успокоение», что мы отомщены за 37-й год – пал источник наших бед. Более 80 лет назад советские власти выселили корейцев из Приморья, но реальной причиной этого были захватнические планы, провокационные действия и агрессивная военная компания милитаристской Японии в Восточной Азии.

 

В Советском Союзе наряду с Днем Победы 9 мая, отмечали 3 сентября, как праздничный день, как День победы над Японией. Российские корейцы поддерживают внесенную в Государственную думу Российской Федерации законопроект о праздновании в России 3 сентября - Дня победы над милитаристской Японией, восстановление праздника 3 сентября как «Дня воинской славы» и включение его вновь в Федеральный закон Российской Федерации «О днях воинской славы и памятных датах России».

 

 

7.jpg

 

На Крымской конференции 11 февраля 1945 года лидеров трёх стран антигитлеровской коалиции - СССР, США и Великобритании, кроме решения о вступлении Советского  Союза в войну против Японии, принимались основные решения, посвящённые установлению послевоенного мирового порядка, о будущем разделе мира между странами-победительницами, обозначены демаркационные линии между сферами влияния союзников. В этом вопросе Рузвельт, Черчилль и Сталин, пойдя на взаимные уступки, пришли к соглашению практически по всем пунктам. В результате конфигурация политической карты мира претерпела существенные территориальные изменения.

 

Было принято принципиальное решение об оккупации и разделе Германии на оккупационные зоны. Это решение предопределило раскол страны на долгие десятилетия.

 

Отдельным документом была принципиально решена судьба Дальнего Востока. В обмен на вступление в войну с Японией через 3 месяца после окончания войны в Европе, СССР получал Курильские острова и Южный Сахалин, потерянные еще в русско-японской войне 1905 года. Этот документ установил границы возможного продвижения советских Вооруженных Сил на Дальнем Востоке, определив тем самым раздел Японии на зоны влияния союзников. По этому документу Корейский полуостров, входящий в состав Японии, был разделен по 38 параллели. Союзники делили Японию, как Германию, на сферы влияния, а оказалось, что поделили Корею. Япония, как ящерица хвост, сбросив Южный Сахалин, Курильские острова, Корею, вывезя с этих территорий всех своих граждан, оказалась не поделенной, ненаказанной разделением страны по итогам Второй мировой войны. Наказанной разделением страны оказалась на то время оккупированная Японией Корея. Таковы японские корни корейской трагедии - потеря независимости в 1905 году, обернулось для Кореи разделением страны по итогам Второй мировой войны.

 

Чудовищная несправедливость! Корея несправедливо и жестоко пострадала за то, к чему мы не имеем никакого отношения, к человеконенавистнической идеологии японского милитаризма.

 

Самым страшным последствием разделения страны была братоубийственная война с 25 июня 1950 по 27 июля 1953 года, унесшая жизни более двух миллионов человек. Было разрушено более 80 % промышленной и транспортной инфраструктуры, около половины всего жилищного фонда на всем Корейском полуострове.

 

Созданный в Ялте биполярный мир и раздел Европы на Восток и Запад сохранились более чем на 40 лет, до конца 1980-х годов. А разделение Кореи, как итог Второй мировой войны, продолжается до сих пор.

 

Литература:

 

1. Краткий военно-географический и военно-статистический очерк Уссурийского края. Владимир Арсеньев, географ, исследователь Дальнего Востока.

2. Корейцы Центральной Азии: прошлое и настоящее. Хан В. С. (кандидат философских наук), Сим Хон Ёнг (кандидат политических наук).

3. Зачистка Дальнего Востока от азиатов. Алексей Волынец. Писатель, историк.

4. 5. История иммиграции корейцев. Ким Герман Н., доктор исторических наук.

«Синханчхон – прототип «кориатауна» в России». Ким Герман Н., доктор исторических наук.

6.7. Россия и Япония: Узлы противоречий. Кошкин А.А., доктор исторических наук.

Курильский пинг-понг. 100 лет борьбы за острова. Кошкин А.А., доктор исторических наук.

8. Быть корейцем... А.Н. Ланьков, кандидат исторических наук.

9. К истории боевого содружества с трудящимися корейцами в борьбе за Советскую власть на Дальнем Востоке (1919 – 1922 гг.). М. Разгон, В. С. Флеров, С. Ш. Хаскин.

10. Книги 1-2 «Корейцы на российском Дальнем Востоке. Н.А. Троицкая, К.Б. Абрамова и др.

11. Очерк истории корейцев в ДВК. Часть вторая: Корейское партизанское движение в годы гражданской войны в ДВК. Цой Хорим.

12. Российские корейцы в борьбе за независимость Кореи. Фотопортреты.

Цой В.В. (кандидат технических наук), Ли В.Ф. (доктор исторических наук), Пак Б. Д., (доктор исторических наук) и др.

13. Корейцы в СССР. Пак Б.Д., доктор исторических наук.

14. Корейцы – жертвы политических репрессий в СССР, 1934 – 1938 гг.          Ку-Дегай С. Н.

15. Массовые операции НКВД 1937–1938 годов, как научная проблема. Хлевнюк О.В., доктор исторических наук.

16. К истории корейских общественных организаций в России в первой четверти XX века. Сим Хон Ёнг, кандидат политических наук, Республика Корея.

17. От депортации до репатриации. Алексеев А.

18. «Корейский вопрос» в аграрной политике Советского государства на Дальнем Востоке в 1920-1930-е годы. Лыкова Е.А., кандидат исторических наук.

19.20. Исторические факты насильственного переселения корейцев из Дальнего Востока. Журнал военная история. 08.2007. Пак Чон Хё, доктор исторических наук, Республика Корея.

История российских корейцев. Пак Чон Хё. доктор исторических наук, Республика Корея.

21. Депортация народов. Н. Ф. Бугай, доктора исторических наук.

22. Антикатастрофа: информация против деградации. Ищенко Р. В., историк, политолог.

23. Интернет.

 

 

«Японские корни корейской трагедии», Москва,  изд.  «Аквариус»  2019 г., 44 стр.

 

Об авторе

Эдуард Ким.jpg

 

Ким Эдуард Николаевич род. 11.07.1954 г. в УЗССР, г. Янги - Юль. Окончил Московский энергетический институт 1977 г. Инженер - теплоэнергетик. Второе высшее образование - Академия народного хозяйства при Правительстве РФ 1999-2000 г. 1977-1988 г. Среднеазиатское отделение института «Атомтеплоэлектропроект» г. Ташкент, 1988-1991 г. Московский институт «Теплоэлектропроект», начальник проекта. Проектирование, авторский надзор строительства тепловых электрических станций в Туркмении, Узбекистане, Казахстане, Центральном регионе России, Ираке, Китае.1997 г. генеральный директор ООО «Корос». 2002 г. председатель правления РО Фонда ССМ Российско-Корейского Культурного центра «Родина», Генеральный директор ООО «Краса». Президент концерна «Фактор-Энергия». Член совета Московской Ассоциации корейцев с 1989-2000 г., член совета «Общероссийского объединения корейцев» с 1999 г., Председатель Московского областного отделения Общероссийского объединения корейцев с 1999 года. Член правления ООК с 2013 года. Председатель правления ООК с 2018 года.