Оптимизм и пессимизм перед 27 апреля

by 관리자 posted Apr 19, 2018
Google 번역번역
?

Shortcut

PrevПредыдущее Статьи

NextСледующее Статьи

ESCЗакрыть

Larger Font Smaller Font Вверх Вниз Go comment Напечатать
Extra Form

Герман  Ким.jpg

 

Герман Ким, доктор исторических наук,

профессор кафедры истории университета Конгук (Сеул),

директор центра корееведения КазНУ им. аль-Фараби

 

Чуть больше недели осталось до межкорейского саммита в Пханмунчжоме, затем еще через месяц ожидается встреча президента США Дональда Трампа и молодого северокорейского лидера Ким Чен Ына. 

 

Оценки политиков, мнения ученых и журналистов из разных стран мира оказались в одном информационном котле, температура в котором поднимается по мере приближения дней Х. 

 

Старая и мудрая истина гласит, что все предсказания хорошие или плохие. А политические прогнозы, как известно, делятся на оптимистические и пессимистические. Поэтому все, что говорится о встречах Ким Чен Ына с Мун Чжэ Ином и Дональдом Трампом можно раскладывать на весах с чашами со знаками плюс и минус.

 

Если не упустить ничего из главных «за» и «против», можно ожидать правильный результат. Чтобы исключить повторы в названиях предстоящих двух встреч в верхах, обозначу по их очередности «саммит A» и «саммит Б».  

 

В быстротечном потеплении межкорейских отношений первоначальное удивление сменилось на робкие надежды, перерастающие в оптимизм, что гордиев узел «корейского вопроса» может быть развязан в ближайшем будущем.

 

Улучшение отношений между Северной и Южной Кореей стало возможным в силу ряда причин, исходящих по обе стороны 38-ой параллели.

 

Весь прогресс в разморозке межкорейских отношений, еще далек от того уровня сотрудничества между Севером и Югом, достигнутого во время президентства Ким Дэ Чжуна и его последователя - Но Му Хёна.

 

Конечно, совместное выступление на Олимпиаде, взаимные визиты официальных лиц, обмен группами артистов и спортсменов, возобновление «горячей линии», а также рабочие встречи по подготовке встречи в верхах стали важными событиями, однако несравненно большее и значимое предстоит еще восстановить в прерванных связях между двумя Кореями.

  

Это касается встреч разделенных семей, возобновления туристических поездок южных корейцев в Гымгансан и возвращения южнокорейского бизнеса в специальную экономическую зону Кэсона.

 

Нынешнее улучшение отношений стало возможным также благодаря готовности к взаимным уступкам с обеих сторон. Согласие Ким Чен Ына провести встречу с президентом Мун Чжэ Ином, не в Пхеньяне, а в Пханмунчжоне, некоторые эксперты рассматривают как жест доброй воли.  

 

Мун и сестра Кима.jpg

 

Безусловно, предстоящий саммит А между президентом Южной Кореи и лидером Северной Кореи напрямую связан с последующей встречей Ким Чон Ына с Дональдом Трампом (саммитом Б) , которая, похоже переносится с конца мая на июнь.

 

Нет сомнений в том, что саммит Юг-Север действительно произойдет, хотя непредсказуемость хозяина Белого дома, вызывает определенное сомнение, что он останется верен своему слову. 

 

Обе Кореи методично отрабатывают встречу глав государств, а американские СМИ сфокусировались на саммите Б, обсуждая то, что «произойдет ли он на самом деле», «где он состоится», «как смена ключевых фигур и советников по внешней политике США может повлиять на решение Трампа» и, наконец «чем саммит закончится».

 

На самом деле обсуждать и анализировать надо то, как должна произойти встреча Муна и Кима, ибо от ее результатов будет зависеть актуальность саммита Трампа и Кима.  Если саммит А пройдет плохо, то, скорее всего саммита Б не состоится, на Корейский полуостров вновь вернется «зима».  

 

В случае же достижения договоренности между Сеулом и Пхеньяном, Вашингтону останется лишь закрепить достигнутый  прорыв и пожинать лавры победителя.  

 

А пока победитель в этой новой большой игре кажется молодой Ким, который вначале 2017 года заявил о завершении подготовки к испытаниям баллистических ракет, провел серию запусков ракет и ядерных испытаний, отклонив все предложения о переговорах.

 

А вначале 2018 года он заявил, что «великое историческое достижение» - обладание ядерным оружием и средствами их доставки Северная Корея «открыла яркие перспективы для процветания страны».

 

рисунок 2.jpg

 

Затем, имея на руках сильнейшие козыри Ким активно включился в дипломатические игры. Его инициатива обмена «моратория на ракетно-ядерные тесты» на гарантии безопасности Северной Кореи и сохранения действующего режима, это не поспешное и не вынужденное решение, а продуманная стратегия.

 

Происходящие ныне переговоры и встречи, являются запланированными действиями.

 

Вашингтон же считает, что внешнеполитические маневры Пхеньяна вызваны мощным давлением проводимой Америкой жесткой экономической блокады, политическими санкциями и изоляцией северокорейского режима от внешнего мира.  Американские СМИ твердят также об остром дефиците твердой валюты и тяжелых проблемах в экономике Северной Кореи. 

 

Однако на самом деле, северокорейская экономика, мобилизованная амбициозной ракетно-ядерной программой, не сдалась перед экономическими санкциями.

 

В стране нет ощутимого роста цен, а на жизненно важные продукты питания они остались прежними. Пхеньян, как отмечают иностранные визитеры переживает строительный бум, а в 2016 году экономика КНДР выросла почти на 4 процента, что является лучшим показателем с 1999 года. 

 

Что касается внутриполитического положения в стране, нет сомнений в том, что молодой северокорейский вождь крепко держит в своих руках бразды правления страной. У Ким Чон Ына нет ни соперников, ни оппонентов, ни влиятельных советников из бывшего отцовского окружения. 

 

В дипломатии до встречи глав государств обо всем договариваются заблаговременно и сам саммит становится просто официальным, протокольным завершением всей подготовительной работы, в которой участвует множество людей, часть из которых наделена особыми полномочиями.

 

Поэтому ровно через 10 дней после достижения договорённостей между южнокорейской делегацией и северокорейским лидером Ким Чон Ыном, администрация президента Мун Чже Ина сформировала комитет по подготовке к межкорейскому саммиту.

 

Его возглавил глава президентской администрации Им Чжон Сок. Первое заседание комитета состоялось 16 марта, затем они проводились еженедельно или раз в две недели.

 

В них принимали участие ключевые министры и их заместители. Комитет состоит из трёх подкомитетов – по подготовке повестки межкорейского саммита, связям с общественностью и общим вопросам.  

 

Сеул в своей подготовительной работе к саммиту А   ориентируется на позицию Вашингтона по ключевым условиям денуклиаризации Северной Кореи и установления строго контроля за соблюдением договоренностей об отказе от ракетно-ядерного оружия в обмен на гарантии сохранения КНДР, заключение мирных договоров и установление дипломатических отношений между Северной и Южной Кореей, между КНДР и США.

 

Пхеньян, в свою очередь, проводит сепаратные переговоры с Пекином, Сеулом, Вашингтоном, Москвой и проявляет интерес во встрече в верхах с Токио. Таким образом Северная Корея пытается блокировать формирование единой позиции партнеров по переговорам.

 

Аналитики утверждают, что, получив поддержку Пекина, единственного надежного союзника Северной Кореи, Пхеньян получил рычаги влияния на Южную Корею и США.

 

Президент Мун Чже Ин отметил, что прошлый опыт и достижения в межкорейских отношениях помогли двум Кореям договориться о предстоящем саммите. Однако нынешней ситуации предшествовало долгое десятилетие острого противостояния.     

 

Напряженность нынешней ситуации усугубляется наличием у Ким Чон Ына ядерного оружия и ракет, способных угрожать даже США, не говоря уже о самой Южной Кореи и Японии. 

 

10 апреля на заседании Политбюро ЦК Трудовой партии Кореи, Ким Чон Ын представил основные направления внешнеполитической деятельности. Он сообщил, в частности, о своих предстоящих встречах с американским и южнокорейским лидерами.

 

В передовой статье главной северокорейской газеты «Нодон синмун» указывалось, что Ким Чон Ын упомянул о предстоящих саммитах, одновременно глубоко проанализировал перспективы развития межкорейских отношений и диалога с США.  Это прямое свидетельство тому, что встреча в верхах состоится.

 

Тем временем рабочие встречи между представителями Севера и Юга по подготовке саммита в Пханмунджоме продолжаются и, судя по сообщениям в печати, особых противоречий пока нет. Видимо, с двух сторон есть установка не зацикливаться на мелочах и в случаях необходимости идти на взаимные уступки.  

 

Некоторые аналитики считают, что заставить Север взять на себя обязательства по денуклеаризации и согласиться на надежный режим проверки станет сложной задачей, решение которой может затянуться на неопределенное время, а сам процесс ракетно-ядерного разоружения длиться несколько лет. 

 

Нет сомнений в том, что корейский узел не будет окончательно развязан, даже если две Кореи достигнут соглашения между собой.  Развязка наступит тогда, когда Пхеньян и Вашингтон достигнут соглашения о денуклеаризации, которое должно будет реализовано на практике.

 

Поэтому саммит А должен завершиться успешно, чтобы открыть дорогу к закреплению успеха на саммите Б.   Остается только надеяться и ждать, а ждать осталось совсем недолго.

 

 


Articles

1 2 3