close_btn
Просмотры 1685 Голоса 0 Комментарии 0
Google 번역번역
?

Shortcut

PrevПредыдущее Статьи

NextСледующее Статьи

Larger Font Smaller Font Вверх Вниз Go comment Напечатать Прикрепить файл
?

Shortcut

PrevПредыдущее Статьи

NextСледующее Статьи

Larger Font Smaller Font Вверх Вниз Go comment Напечатать Прикрепить файл
Extra Form

от коре сарам в кореинов+.jpg

 

Герман Ким.jpg

 

Герман Ким,

доктор исторических наук, профессор

директор Центра корееведения КазНУ им. аль-Фараби

профессор кафедры истории, директор Центра сотрудничества и исследования Центральной Азии университета Конгук (Сеул)

 

Предыдущий очерк «От корёинов к хангугинам» вызвал шквальный интерес и массу вопросов, поэтому возникла потребность продолжения поднятой темы. Начать я решил с короткого экскурса в   этнонимы, то есть, в названия, которые используются в отношении нас – потомков тех, кто более полутора веков назад покинул родные места и осел в русском Приморье. Корейские переселенцы в России стали со временем называть себя корё сарам и корейцы старшего поколения, продолжают так себя именовать.

 

Холодная война отрубила все связи советским корейцам с этнической родиной, и только в горбачевскую перестройку Москва и Сеул скрепили подписи об установлении дипломатических связей между СССР и Республикой Кореей. Правда все уже шло к развалу советской державы и новые постсоветские государства поспешили закрепить свой национальный суверенитет международными связями.  «Южаки» стали нас называть «чесо ханин», что в прямом переводе означает «советский кореец» и продолжали его использовать по инерции и после того, как СССР исчез с карты мира.

 

В начале 1990-х телекомпания KBS отсняла документальный сериал «Карейски» и так нас называли в Южной Корее почти полтора десятилетия. Но к началу 2010-х годов на Юге появилось название «корёин, которое закрепилось за нами,  и вошло не только в обиходную речь, но и использовалось в прессе, научной литературе и официальных документах.  Потомки «корё сарам» без особого сопротивления смирились с этим и называют теперь себя корёинами (고려인).

 

По стечению обстоятельств переименование совпало с бумом миграции русскоязычных корейцев на этническую родину стартовавшем в 2007 году, когда в Южную Корею въехали около 2-х с половиной тысяч человек, а через пять лет, в 2012 году их число увеличилось до 17,5 тыс. человек.  Затем в последующие пять лет в связи с обвальным ухудшением экономики, ростом безработицы и желанием лучшей жизни число мигрантов -русскоязычных корейцев увеличилась до 65 тысяч человек.

 

Сегодня согласно южнокорейским данным в стране постоянно проживают более 80 тысяч корейцев – выходцев из стран СНГ и их приток не прекращается. По имеющимся статистическим данным, к осени 2018 года в Южной Корее были зарегистрированы 38,014 корейцев СНГ с визами F-4. Это означает, что более половины русскоязычных корейцев являются держателями рабочей визы H-2,  перемещающиеся с одного места на другое вслед за возникающим спросом на рабочие руки.  По этой причине, сложно определить их постоянное место жительство, к тому же в статистическом учете они проходят как иностранные резиденты наравне с трудовыми мигрантами.  Образно говоря, действующая статистика в Южной Корее не различает трудовых мигрантов  корёинов из Узбекистана от узбеков.  

 

Корейцы из СНГ образовали к текущему времени крупные поселенческие общины в Ансане (провинция Кенгидо) и Кванджу (провинция Чолла-Намдо), и ряд других меньшего размера в разных городах. Такая скученность мигрантов из одной страны происхождения или одной крови привычная практика, свидетельством тому чайнатауны, кореатауны, негритянские гетто и т.д.  Выбор Ансана и Кванджу как места концентрации русскоязычных корейцев не был случаен, исходя из местоположения городов, потенциального рынка труда,  стоимости арендного жилья, активности местных неправительственных организаций, в том числе протестантских церквей,  а также конкретных лиц из числа корёинов, развернувших активную деятельность по обустройству вновь прибывших. 

 

По данным статистики, в провинции Кенгидо проживает 13,902 корёинов. Если к этому числу добавить неучтённых лиц, то общая численность оценивается примерно в два раза больше. Считается, что в Ансане сконцентрировались около 15 тыс. русскоязычных корейцев, поэтому здесь в октябре 2016 года открылся «Культурный центр корёинов», расположенный в квартале Сунбу-дон района Садонг Сангро-гу. Здесь образовалось место компактного расселения мигрантов-корейцев из СНГ, получившее название «корёин маыль» (дословно «деревня корёинов). 

 

Ансан расположен вблизи Сеула с его международным аэропортом в Инчхоне, связан со столицей линией метро и скоростных автобусов, имеет развитую промышленную инфраструктуру. Здесь селятся вновь прибывшие, так как им легче адаптироваться к новой жизни при помощи «старожилов», оказывающих услуги по регистрации в иммиграционной службе, оформлению необходимых документов, поиску жилья, трудоустройству, изучению корейского языка и т.д.

 

Неслучайно именно в Ансане возникла инициатива установки стелы в память о патриотах национально-освободительной борьбы в этом юбилейном году - 100-летия первомартовского движения и обнародования иного, нежели известного сеульского текста  Декларации независимости Кореи, подписанного в российском Никольск-Уссурийске.

 

«Деревня корёинов» в городском районе Вольгок-донг в Кванджу стала пристанищем более чем 2 тыс. русскоязычных корейцев согласно результатам учета людей, с визой F-4.  К ним добавляют еще примерно такое же число корёинов с визой трудовых мигрантов H-2.  В общей сложности в «деревне» насчитывается около 4 тысяч корейцев – выходцев из СНГ вместе с несовершеннолетними детьми, для которых действует учебный центр.

 

Центральные и местные органы власти оказали поддержку гражданским лицам и НПО, проявившим интерес к переселившимся русскоязычным корейцам.  Благодаря их усилиям был создан «Объединённый Центр поддержки общин корёинов». Центр помогает молодым корейцам из Центральной Азии и России с решением визовых вопросов и изучению корейского языка. Корейцы – выходцы из СНГ образовали в 2013 году свой кооператив, который зарегистрировали спустя один год в Министерстве юстиции в качестве некоммерческой корпорации.

 

Кроме вышеуказанных городов в настоящее время город Кимхэ (провинция Кенсан-Намдо) стал новым центром притяжения, и число корейцев-мигрантов из СНГ достигло в конце прошлого 2018 года 1,612 человек. К ним можно добавить примерно столько владельцев виз H-2 и таким образом, общее число корёинов превысит 3,2 тыс. человек. Кимхэ и его окрестности привлекают вновь прибывающих этнических корейцев возможностями трудоустройства на местных заводах и фабриках, спросом на рабочую силу, и близким расположением к Пусану, второму по величине южнокорейскому мегаполису после столичной агломерации.

 

Число трудовых иммигрантов в Корею из стран СНГ в течение последних 3-5 лет резко увеличилось. По состоянию на начало сентября 2018 года корейцы из Узбекистана численностью более 30 тыс. человек, составляли половину всех русскоязычных корейцев в стране и около 20 процентов корейского населения в Узбекистане. Первая национальная перепись Республики Узбекистан ожидается в текущем 2019 году, и она покажет более или менее реальную численность корейцев в общем населении страны.

 

Тенденция роста числа корейцев-мигрантов из Узбекистана, как утверждают эксперты, сохранится.  Доля российских корейцев, прибывших на этническую родину составляет около 15 процентов от их общей численности в России.  У корейцев из Казахстана пока самая малая доля людей, отправившихся в Южную Корею - 10 процентов от общей численности. Однако этот неожиданный феномен, что каждый десятый из корейцев Казахстана мигрировал из страны, говорит о том, что многих сложившаяся экономическая ситуация и иные условия жизни в Казахстане более не устраивают.

 

Большинство русскоязычных корёинов заняты в Южной Корее физическим трудом, они работают в кафе, ресторанах, на фабриках и заводах, на строительных площадках, выполняя, как правило, неквалифицированный труд, получая невысокую заработную плату.  Основная причина приезда в Южную Корею заключается в желании заработать деньги, поэтому многие заняты поисками любой работы, приносящей максимальный по возможности доход.

 

По этой причине им приходиться перемещаться с места на место, тратить время на проезды, а порой жить в отрыве от семьи. Некоторым мигрантам, чтобы собрать как можно быстрее определенную сумму денег приходится заниматься сверхурочным трудом. Физическая усталость, непривычный тяжелый, монотонный труд – все это ведет зачастую к травмам. У людей из-за напряженного рабочего графика нет возможности учить корейский язык, получать образование, узнать лучше южнокорейскую действительность.

 

Решать эти и другие проблемы призваны как центральные, так и местные органы власти, но нынешняя практика показывает, что южнокорейское правительство больше устраивает посредническая роль НПО, которые получают из бюджета средства для оказания поддержки корёинам. За ними закреплены такие вопросы как организация курсов корейского языка, посредничество в конфликтах трудовых мигрантов и работодателей, вызванных задержками или невыплатами заработной платы  и т.д.

 

Группа корейцев-мигрантов из СНГ, проживающих Ансане, при поддержке организации по работе с коре сарам «Номо», учредили в прошлом 2018 году Ассоциацию корё-сарам в Республике Корея (Ансан). Подобные организации возникнут со временем и в других городах, где компактно расселены корёины. Возможно, со временем они сольются в одну общую ассоциацию, призванную объединять лидеров русскоязычных общественных организаций.  Однако, пока среди корёинов в Южной Корее нет лидеров, имеющих авторитет как в своей среде, так и признание в местных органах власти. Такие лидеры должны обладать способностями повести за собой людей, располагать финансовыми ресурсами, свободно владеть русским и корейским языками.     

 

Раннее, в 2011 была организована Ассоциация русскоязычных в Корее, объединяющая всех тех, кого связывает русский язык и культура, независимо от национальности и вероисповедания. Ассоциация была создана по инициативе русских, проживающих в Корее и в ней российские корейцы не проявили себя.

 

Наличием русскоязычной читательской аудитории объясняется издание в течение многих лет газеты «Сеульский вестник» на русском языке, основанной в 1998 году издателем Сон Бом Сиком (Сонг Бумшик). Газета не являлась этнической корейской, однако печатала немало материалов, касающихся именно этой группы читателей. В настоящее время газета не издается, однако появились другая печатная газета «Медиакор», а также интернет-журнал КИМ ( Корея и Мы).  

 

Следуя велению времени и техническим возможностям основной сферой    общения русскоязычных мигрантов из СНГ в Южной Корее стал интернет. Для обмена информацией, имеющей практическое значение в жизни русскоязычных, по большей части этнических корейцев из стран СНГ, в социальных сетях возникли сообщества, объединяющие десятки тысяч людей.  Самая крупная из них «82 авеню - Наши в Корее» насчитывает 100 тысяч участников (https://www.facebook.com/groups/82avenue/), часть из которых еще не въехала в страну, а только собирается и получают необходимую информацию из объявлений в группе. В Фейсбуке есть группы русскоязычных корейцев локального масштаба численностью в несколько десятков тысяч участников в Ансане, Инчхоне, Кванджу, Пусане, и др. городах.  Появились даже группы по городским районам, к примеру, «Корея. Инчхон, р-н Саданжи и не только...!»  (https://www.facebook.com/groups/202588166817681/members/) с 3,5 тыс. участниками.   Популярностью пользуется сообщество « Russian Koreans - Корейцы СНГ – 고려사람» в Контакте (https://vk.com/koryosaram) с 17 тыс. подписчиками, а также страница Андрея Шегая  «Корейцы Ок» в «Одноклассниках» ( https://ok.ru/koreanok) с 39 тыс. участниками, где также публикуются материалы о кореинах в Южной Корее.  

 

Сейчас русскоязычные корейцы в Южной Корее для оперативного решения своих бытовых вопросов и проблем с обустройством своей новой жизни  объединяются преимущественно в онлайне. Говорить о консолидации по признаку общего гражданства или принадлежности к одной национальности не в виртуальной, а реальной жизни пока не приходится. Ожидается, что со временем возникнут другие общественные организации корёинов, однако их задача, на мой взгляд, существенным образом отличается от корейских диаспорных организаций в странах СНГ, основная цель которых заключается во внутриэтнической консолидации для сохранения своей идентичности и  этнокультурного своеобразия.   Общества и ассоциации корёинов на этнической родине призваны ориентироваться на скорейшую адаптацию и аккультурацию в Южной Корее.  То есть усилия корёинов должны быть направлены на натурализацию 4-ого поколения, образно говоря на их превращение из корёинов в хангугинов.  Говорить о том, что со временем в Южной Корее возникнет диаспора «русскоязычных» корейцев вряд ли уместно, так как следующее поколение корёинов либо растворится в мейнстриме южнокорейского общества, либо вновь покинет свою этническую родину.   


List of Articles
Заголовок Дата
Увидят ли туристы весеннее цветение сакуры? file 2019.11.27
О написании корейских фамилий file 2019.11.25
Подводные лодки Пхеньяна file 2019.10.18
О сакральной и исторической памяти коре сарам file 2019.10.15
"Азиатский парадокс", историческая память и новые вызовы file 2019.10.08
Быть ли третьему саммиту Кима и Трампа? file 2019.09.27
Тайм-аут или откат назад? file 2019.08.20
Материковские и сахалинские корейцы: различия и сходства file 2019.08.13
Валентин Пак: Для меня главное в жизни только начинается file 2019.07.28
Кому выгодны санкции против Южной Кореи file 2019.07.26
С больной головы на здоровую file 2019.07.26
Возможен ли трёхсторонний саммит с участием Муна Чже Ина? file 2019.07.01
Победа одна на всех file 2019.06.22
В каких сферах работают корё сарам file 2019.06.20
С кем обедал Ким Чен Ын в пригороде Владивостока? file 2019.04.27
Почему Трамп поблагодарил Россию и Китай file 2019.04.27
Посол попрощался на высокой ноте file 2019.04.27
Как корё сарам превратились в кореинов file 2019.04.04
Новогодняя речь Ким Чен Ына file 2019.01.07
Второе рандеву: где и когда? file 2018.10.28
Board Pagination Prev 1 2 3 Next
/ 3