США vs КНДР – большая игра в преддверии саммита

by 관리자 posted May 30, 2018
Google 번역번역
?

Shortcut

PrevПредыдущее Статьи

NextСледующее Статьи

ESCЗакрыть

Larger Font Smaller Font Вверх Вниз Go comment Напечатать
Extra Form

С приближением даты исторического саммита между США и КНДР события разворачиваются настолько стремительно, что вряд ли кто-то может спрогнозировать, какие еще шаги могут предпринять стороны, задействованные в данном процессе.

 

Герман.jpg

 

Между тем, по мнению доктора исторических наук Германа Кима, профессора кафедры истории университета Конгук (Сеул) и директора Центра корееведения КазНУ, можно практически со стопроцентной уверенностью говорить, что саммит все-таки состоится, а совершаемые оппонентами действия, носящие порой непредсказуемый характер, ничто иное, как большая политическая игра. 

 

Последние две недели США и КНДР давали понять, что саммит на высшем уровне, запланированный на 12 июня в Сингапуре, может не состояться.

 

КНДР отменила встречу на правительственном уровне с Южной Кореей, которая должна была пройти 16 мая, из-за совместных учений американских и южнокорейских военно-воздушных сил, а главное заявления вице-президента США Майка Пенса о «ливийском варианте» решения северокорейской проблемы.  Пхеньян заявил о возможности своего отказа от проведения саммита с США на высшем уровне, если Вашингтон продолжит вести себя «неразумно».

 

В свою очередь президент США Дональд Трамп направил лидеру Северной Кореи письмо, в котором отказался от встречи ввиду прозвучавшего из Пхеньяна «гнева и враждебности»

 

Однако после сделанных Пхеньяном заявлений и неожиданной встречи Ким Чен Ына с Мун Чжэ Ином в прошлую субботу, стороны заявили, что саммиту все-таки быть и, возможно, участие в нем примет еще и президент Южной Кореи.

 

– Можно практически со стопроцентной уверенностью утверждать, что историческая встреча между Трампом и Кимом состоится, – говорит профессор Герман Ким. – Да, в последние дни отношения между Вашингтоном и Пхеньяном несколько обострились, но затем все вернулось на круги своя. 

 

Мало того, уже вовсю идет подготовка к саммиту, для этого в Сингапур из США и КНДР прибыли специальные делегации. Причем подготовка ведется по всем направлениям, это и переговоры, и решение организационных вопросов и т.д. Но самое главное, это то, что сделал президент Южной Кореи. Фактически он выступил в качестве медиатора между Вашингтоном и Пхеньяном. Это стало решающим фактором.

 

Стоит обратить внимание, что в этот раз, после обострения ситуации с США, Ким Чен Ын обратился не к Си Цзиньпину, а к Мун Чжэ Ину. Данный факт указывает на сложившееся доверие между лидерами Севера и Юга.

 

– То есть президент Мун в очередной раз дает понять, что Южная Корея заинтересована в продолжении начавшегося процесса урегулирования отношений с Севером…

 

– Как я уже неоднократно говорил в своих предыдущих очерках на эту тему, для того чтобы Юг и Север начали движение навстречу друг другу, должно было срастись сразу несколько ключевых факторов с обеих сторон.

 

И вот настало время, когда и та и другая сторона готова к переменам. В Южной Корее с приходом к власти демократов, новая администрация делает акцент на решении внешнеполитических вопросов, главным из которых остаются отношения с Севером, которые прежнее правительство фактически загнало в тупик.

 

И сейчас президент Мун предпринимает колоссальные усилия для того, чтобы саммит состоялся. Мало того, многие журналисты, в том числе американские, пишут, что именно Муну удалось выровнять возникшую между США и КНДР ситуацию.

 

С другой стороны, Северная Корея нуждается в срочном реформировании, так как дальнейшее развитие экономики страны в условиях изоляции и жестких санкций просто невозможно.

 

В Пхеньяне четко понимают, что США готовы до конца закручивать гайки. Тем более и Китай дал понять, что больше не будет оказывать КНДР поддержку в прежних объемах. Мало того, Пекин, будучи единственным верным союзником Пхеньяна, присоединился к международным санкциям против КНДР, и это можно расценивать как своего рода предательство.

 

Молодой Ким Чен Ын хорошо осознает сложившуюся ситуацию. И ему в невероятно быстрые сроки удалось реализовать собственную ракетно-ядерную программу, осуществить успешные запуски и продемонстрировать всему миру свои реальные возможности, чтобы затем на должном уровне вести диалог с Южной Кореей и Штатами.

 

То есть на сегодняшний день и Север, и Юг созрели для того, чтобы изменить отношения в лучшую сторону. Об этом говорит и состоявшаяся 26 мая незапланированная встреча в верхах в Пханмунджоме.

 

– Но пока говорить о конкретных шагах к объединению рано?

 

– Безусловно. Опять-таки, уже несколько лет на страницах нашей газеты, я твержу, что объединение неизбежно, но оно может занять не одно десятилетие. Северная Корея должна достичь определенного социально-экономического уровня в своем развитии, данный процесс должны поддержать мировые державы, и вообще для этого необходимо еще множество факторов.

 

На данный же момент крупные игроки, такие как США, Китай, Россия, Япония заинтересованы в том, чтобы в регионе сохранялся мир, но при существующем статус-кво, то есть при наличии на Корейском полуострове двух суверенных государств. Именно поэтому во время первой встречи в Пханмунджоме была подписана Декларация о мире, а не об объединении. То есть вопрос объединения сейчас отодвигается на второй план. К этому пока никто не готов.  

 

– Можно спрогнозировать, чем закончится предстоящий 12 июня саммит в Сингапуре?

 

– Предстоящий саммит на высшем уровне станет решающим и подведет черту под всеми предыдущими встречами, которые фактически были подготовкой к переговорам между Трампом и Кимом.

 

На сегодняшний день, когда стало известно о возможном участии в саммите Мун Чжэ Ина, можно предположить, что Северная и Южная Корея наконец-то подпишут мирный договор об окончании войны.

 

Также многие эксперты склонны предполагать, что США и КНДР подпишут договор об установлении дипломатических отношений. Что фактически будет означать признание Северной Кореи равноправным международным членом, а ее лидера полноправным руководителем и цивилизованным политиком.

 

Вероятнее всего Ким Чен Ын даст согласие на полную, безвозвратную и полностью контролируемую денуклеаризацию, как от него этого и требуют, но при условии поэтапности и четких международных гарантий.

 

В свою очередь КНДР, наверняка, поднимет вопрос о частичном сокращении численности американских войск в Южной Корее. Также, возможно, будет обсуждаться проблема размещения на территории Южной Кореи противоракетных  комплексов «THAAD».

 

В случае положительного исхода саммита с Северной Кореи будут сняты санкции, мало того, и об этом уже тоже говорится, в КНДР могут последовать американские инвестиции. То есть при таком развитии событий США начнут изнутри менять существующий в стране строй, уже не силовыми, а экономическими и политическими методами.  

 

– Ну а пока стороны пытаются сделать все возможное, чтобы саммит прошел для них с максимальной выгодной…

 

– Совершенно верно. И сейчас идет большая политическая игра, в которой каждая из сторон, естественно, гнет свою линию. При этом нужно отметить, что происходят уникальные вещи.

 

Во-первых, после того, как Север отменил встречу с Югом, назначенную на 16 мая, Трамп дал асимметричный ответ и заявил, что саммита не будет. Но сделал он это не в твиттере, как обычно, а  направил в адрес Кима официальное письмо на бланке Белого дома, в котором высказал сожаление по поводу того, что встреча не состоится «из-за ужасного гнева и открытой вражды» со стороны КНДР.

 

В свою очередь в Пхеньяне заявили, что все еще готовы к переговорам, а Ким Чен Ын обратился к Мун Чжэ Ину, чтобы тот оказал ему содействие в поиске консенсуса с Трампом.

 

То есть мы видим, что ведется очень серьезная игра, в которой однозначного победителя не будет, но при благоприятном исходе свою долю выигрыша получать все.

 

Трамп будет считаться тем, кто наконец-то смог решить ядерную проблему Северной Кореи. Ким войдет в историю как реформатор, сумевший добиться международного признания и направивший страну на новый путь развития.

 

Ведь по сути, предстоящая встреча ставит Кима на один уровень с Трампом – они будут вести переговоры как главы двух государств. Это означает признание лидера КНДР как равноправного партнера, а не как «маленького человека-ракету» или «психа».

 

– В случае отказа Северной Кореи от ядерного оружия, будет ли страна в полной мере защищена от силового вмешательства со стороны США?

 

– Я скажу, наоборот, если бы Пхеньян продолжил свою ядерную программу, то угроза военного вмешательства возросла.

 

А на сегодняшний день, как я уже говорил выше, все глобальные игроки заинтересованы, чтобы в регионе сохранялась стабильность. Запад не намерен влиять на Северную Корею силовыми методами, а будет стараться изменить страну естественным путем, что называется изнутри, как это произошло с Советским Союзом, который не удалось завоевать силой, но постепенно существующий строй там был разрушен.

 

При этом, конечно, КНДР будет требовать для себя гарантии безопасности от пяти мировых ядерных держав. Кроме того, для КНДР гарантом безопасности является Китай. Между странами имеется договор, согласно которому, в случае конфликта с третьей стороной, участники соглашения обязуются вмешаться.

 

То есть в случае положительного исхода саммита межкорейские отношения будут развиваться в позитивном ключе, но до объединения еще очень далеко.

 

«Корё ильбо»,

25 мая 2018


Articles

1 2