Скованные одной цепью

by 관리자 posted Nov 19, 2017
Google 번역번역
?

Shortcut

PrevПредыдущее Статьи

NextСледующее Статьи

ESCЗакрыть

Larger Font Smaller Font Вверх Вниз Go comment Напечатать
Extra Form

Скованные одной цепью

 

Герман Ким.jpg

 

Герман Ким,

доктор исторических наук,

профессор кафедры истории университета Конгук (Сеул),

директор центра корееведения КазНУ им. аль-Фараби

 

В недавнем прошлом нас называли одним именем  – советские корейцы, и мы были «скованы одной цепью»,  как поется в песне рок-группы «Наутилус Помпилиус». Кажется, именно о нас слова первого куплета и припева. Мы, скованные одной цепью, при кажущейся сплоченности, оставались разобщенными и рассеянными по всей огромной стране.

 

В молодости не раз приходила мысль - почему мои соплеменники, протягивая руку друг другу, нередко в ответ получали не ладонь, а «локоть», а вместо понимающих глаз – «оценивающий взгляд»? Позже, будучи в зрелом возрасте, говорил себе: не говори, не пиши, не пришло еще время. Теперь пора ответить на неудобные вопросы.

 

Начну с того, что большевики призвали пролетариев всех стран объединиться, чтобы установить мировой коммунизм, где все люди будут равны независимо от расы, национальности, пола. 

 

Но сначала должен был победить социализм в отдельно взятой стране – Советском Союзе, а в нем следовало уравнять все народы, стереть грани между городом и селом, обеспечить равноправие женщин, обучить грамоте и русскому языку. Великая уравниловка должна была привести к выведению советского человека  – homo soveticus и формированию единого советского народа.

 

Такая перспектива стала основой единства корейцев, призванных стать частью советского народа. Советские корейцы прошли в общем строю все этапы развития советского общества, теряя по ходу различия между собой и все более обретая общие черты со всеми окружающими народами.

 

Переселенцы-корейцы в российское Приморье происходили из одной и единой страны под названием Чосон.  После бурного водоворота революции, гражданской войны и антияпонской партизанщины дальневосточные корейцы прошли школу советизации через систему ликбеза, школьного образования, идеологической пропаганды, добровольно-принудительного изучения русского языка и т.д.

 

Форсированная индустриализация и коллективизация составили основу строительства социализма. 1929 год Сталин объявил годом «великого перелома» и крестьян стали сгонять в коммуны и артели.  Корейцы стали ощущать единство, возникшее как реакция на репрессивно-принудительные меры и на несправедливое землеустройство корейских колхозов.  

 

Еще одной скрепой единства советских людей стал атеизм, ведь вера в коммунизм должна была заменить все религии.  К началу большевистской власти корейцы на Дальнем Востоке отличались многобожием: часть из них исповедовала буддизм, другая – практиковала шаманство, появились также православные. Разные вероисповедания, как известно, разделяют людей, поэтому «воинствующий атеизм» 1920-30-х годов уравнял корейцев в едином безбожии.

 

Подводя черту, следует отметить самое главное. Депортация корейцев 1937 года, безусловно, носила преступный, противозаконный и антигуманный характер.  О ней уже много что написано и сказано, но, но, при этом упущена одна немаловажная деталь, а именно ее воздействие на укрепление единства советских корейцев, ведь она была осуществлена именно по этническому признаку.

 

Единокровность, а не социальное происхождение, вероисповедание или гражданство явилось основным критерием этнической депортации. На всех корейцев поставили одно клеймо, которое единило их не только перед сталинским режимом, но среди самих депортированных.

 

В цепях, которыми сковывала Москва всех людей в единый «советский народ» важное звено составляла «социалистическая по содержанию и национальная по форме советская культура». Это означало к примеру, что репертуар всех национальных театров должен был содержать пьесы помимо советских драматургов, но и «прогрессивных» зарубежных классиков. Как следствие такой политики, советских корейцев отличал более высокий уровень и широкий охват мировой культуры.   

 

Объединительную силу Великой Отечественной войны испытали в полной мере свидетели тех тяжелых лет. Хотя корейцев не брали на фронт, они все самоотверженно трудились во имя победы над общим врагом. Отказ в мобилизации на фронт, освобождение от призыва в советскую армию, с одной стороны отличали советских корейцев в глазах других, но равняли их в своей среде, так как эти меры касались всех корейских мужчин.

 

Нельзя не упомянуть также объединительную роль «кобончжи», ведь все советские корейцы знали, что это такое, а их большая часть хоть однажды оказывалась на полях, арендованных родными и близкими. Именно в бригадах кобончжи в 1960-80 годах происходило живое общение между советскими корейцами.  В полевых бригадах сезонников звучал корейский язык, готовилась традиционная пища, сохранялись обычаи и преемственность поколений. 

 

Таким образом, советских корейцев объединяла общая история, государственная политика, направленная на формирование «советского народа». Важная роль в сохранение единства принадлежала таким объединительным очагам культуры, как Корейский театр и газета «Ленин кичи».

 

Советских корейцев единил общий этноним – коре сарам, короткие корейские фамилии, русскоязычность и единый для всех паспорт гражданина СССР. Развал Советского Союза, выбор постсоветскими государствами своих путей развития привели к растущим различиям между ними.

 

Выстраданное предшествующим поколением единство стало стремительно рассыпаться. Ассоциации корейцев в странах СНГ, интеллектуальная элита, диаспорные СМИ от случая к случаю высказывались о необходимости консолидации.

 

Но реальные действия напоминали известные персонажи Крыловской басни о лебеде, раке и щуке.

 

Почему лидеры корейских ассоциаций, идеологи корейского движения, ученые и журналисты не могут достичь консенсуса даже в главных стратегиях обеспечения своей будущности? 

 

Каковы причины нашей разобщенности? 

 

Стоит ли нам объединяться или каждый живет как может? 

 

Ответы на эти вопросы в следующем материале.


Articles

1