close_btn
Просмотры 7 Голоса 0 Комментарии 0
Google 번역번역
?

Shortcut

PrevПредыдущее Статьи

NextСледующее Статьи

Larger Font Smaller Font Вверх Вниз Go comment Напечатать
?

Shortcut

PrevПредыдущее Статьи

NextСледующее Статьи

Larger Font Smaller Font Вверх Вниз Go comment Напечатать

Ын Хигён родилась в 1959 году в городе Кочан провинция Северная Чолладо. Окончила филологический факультет университета Сунмен в Сеуле, магистратуру университета Ёнсе по специальности «корейская литература». Дебют состоялся в 1995 году: ее повесть «Дуэт» была опубликована в «Тона ильбо» («Восточноазиатский вестник») и получила премию. В 1998 году Ын Хиген получила первую премию имени писателя Ли Сана за рассказ «Коробки моей жены». Это произведение было названо «успехом, которого добилась женская проза в литературном мире, стоящем на пороге нового века».

 

Роман «Правда и ложь» (написан в 1995 году, издан на русском языке в 2010) Ын Хигён стал первой семейной сагой корейского автора, которую я прочла. Повествование охватывает жизнь трех поколений семьи Чон. Вместе с историей последнего поколения семьи – братьев Ёнчжуна и Ёну, которые после смерти отца получают завещание, открывающее семейную тайну, автор знакомит читателя с экономическими реалиями страны на протяжении десятилетий, культурными и религиозными традициями, а также тем, что происходит у человека в душе.

 

Жизнь семьи Чон связана с городом К. (автор описывается родной город Кочан). Несмотря на то, что первый же эпитет, которым автор награждает место, - неприглядный, вызывающий чувство разочарования, досады и полного бессилия, культура городка богата. В К. ходит много преданий и легенд о необыкновенно почтительных сыновьях, с одной из которой мы знакомимся в процессе чтения – «История о четырех братьях». К владыке города обратился старик, который стал отцом в зрелом возрасте и его четыре сына один за другим умерли от неизвестной болезни. Владыка выясняет – старик в молодости ограбил убил четырех странников, которые остановились в его гостинице. Духи этих людей пришли в этот мир в виде сыновей старика, дали ему познать, что такое отеческая любовь, и покинули его. Наказанием стало то, что убийца лишился объектов своего бесконечного обожания.

 

Знакомясь с историей семьи, мы еще не раз будем наблюдать отношения между отцом и сыновьями: борьба Ёнчжуна и Ёну за любовь отца, боль Ёну, который никогда не получит того, что досталось Ёнчжуну, скрытый конфликт, выросший из этой боли – все это будет происходить на фоне событий, описываемых в романе. Конфликт братьев обусловлен еще и тем, что статус Ёну как старшего брата не имеет ничего общего с старшинством по рождению. Так как старший дядя умер, не оставив наследника мужского пола, второй мальчик, рожденный в семье, формально считался приемным старшего брата и выполнял роль старшего в роду. И совершенно естественно будет разрешение этого конфликта дракой на кладбище предков, которая закончится именно на могиле отца.

 

Тема бесконечного одиночества на пути от рождения к смерти, тема отношений внутри семьи и снаружи – в обществе – к ним автор обращается постоянно. Несколько удивительно то, что проблемы, с которыми сталкиваются герои романа последнего поколения, универсальны. Проблемы, описываемые в романе, не ограничиваются проявлением в корейском обществе – они узнаваемы людьми из других стран. Люди все меньше понимают необходимость соблюдать традиции, все больше убегают в отшельничество от проблем, о которых сложно, невыносимо, больно говорить, прячут глубокую дыру в душе за грубостью и независимостью, предпочитают не выстраивать отношения с людьми, чтобы те не поняли истинную сущность, которая может скрывать глубокую провинциальность, доставшуюся при рождении, или накопленные обиды).

 

Потеря традиций тоже отзывается болью в душе. В романе есть описание нескольких обрядов: чеса – обряд кормления духа умершего предка или традиционный шаманский тансанчже, поклонение духу горы. И если Чонук, отец Ёнчжуна и Ёну еще заботится о том, чтобы к мальчикам перешло знание традиционной культуры, то мать сына Ёну недоумевает, зачем тратить время на бесполезный обряд – и Ёну с ней соглашается.

 

Читатель знакомится с тем, как изменилось отношение к гадателям и шаманам. Мать Ёнчжуна и Ёну обращается к гадалке по прозвищу «Бамбуковая хижина», и, хотя предсказания той далеки от реальности, Ёну часто ее вспоминает. Современная версия шамана – городской гадатель, которого Ёнчжун встречает в кафе, сразу видится Ёнчжуну «лже-предсказателем».

 

В романе показаны и другие аспекты жизни, которые меняются с течением времени. Чонук, отец братьев, зарабатывал строительством, результаты его трудов осязаемы (так, Ёну, которого укачивало в транспорте, успокаивался и чувствовал себя лучше, когда видел дорожные столбы, сделанные фирмой его отца). Братья же занимаются интеллектуальным трудом: Ёну – государственный служащий, Ёнчжун – режиссер. Отец живет в доме, владеет фирмой, Ёнчжун – в безличном офистеле, безличном офисно-жилом здании. Раньше жизнь была общественной, каждый человек принадлежал определенной группе, теперь же человек стремится обособиться. Мне кажется, это очень напоминает и современную московскую жизнь.

 

Роман Ын Хигён многослоен. Можно следить за историей семьи, можно сосредоточиться на переживаниях одного человека и проследить, как они со временем менялись, можно погрузиться в исторически-культурную справку. Ын Хигён не отрицает влияния творчества Ф.М. Достоевского на свои произведения – уплотненность событий и размах временных рамок кому-то покажутся знакомыми. Я уверена, мне понадобится еще ни один раз погрузиться в произведение, чтобы уложить в голове все те образы, описывающие проблемы современной жизни, семьи, общества и конкретного человека.

 

Мне кажется, что одна из ценностей произведения Ын Хигён заключается в передаче изменений отно

шений людей к разным процессам. Я выбрала два отрывка для иллюстрации: мне кажется, они самым замечательным образом проиллюстрируют аспект потери традиций.

***

В прихожей раздался звук открываемой двери. Ёну и Ёнчжуну почти не доводилось слышать шаги отца ранним вечером, поэтому они не подумали тут же подняться. До тех пор, пока шаги не стихли перед их комнатой и дверь не открылась, они продолжали сидеть. Как до этого отец никогда не выглядел таким озабоченным и уставшим, так никогда не было случая, чтобы он неожиданно входил в комнату к сыновьям. От него пахло водкой и, как у человека, долго сидевшего на одном месте, брюки над коленями были сильно мятыми. Взгляд Чонука на миг упал на школьный костюм Ёнчжуна, висевший на стене, потом остановился на сого, валявшемся в углу. В следующее мгновенье он поднял барабан и палочку, спокойно закрыл глаза, даже голову поднял, и с воодушевлением начал играть. Сыновья замерли и не сводили с него глаз.

Чонук показал Ёну, как следует бить по барабану. Научил, как ударять прямо – будто хлопаешь в ладоши, потом, как следует выворачивать запястье – будто открываешь веер, и даже научил движению, как разворачивать широко плечи, и все это для того, чтобы попадать в ритм. Чонук сказал, что в каждой народной мелодии поселка К. есть ритмическая изюминка. Ритм не такой, который отбивают в верхних провинциях – жесткий и выражающий силу, а словно волнующий, медленный и утонченный, и такую мелодию называют элегантной. Пока Чонук обучал сына, взяв его руки в свои, Ёну в напряжении не мог как следует бить по барабану. Но после нескольких попыток довольно хорошо приспособился к ритму. Ттан, ттан, ттан-тта-да. Казалось, произносимые Чонуком звуки на миг прекратились. Спустя некоторое время Чонук бросил фразу: «И ты, оказывается, тоже сын поселка К.». После этого он вышел и по выражению его лица можно было подумать, что он немного успокоился, если сравнить с тем, каким он вошел в комнату. Как только дверь закрылась, Ёнчжун, до сих пор молчавший, впервые рассмеялся.

- Сын поселка К.? Я думал, такие слова звучат лишь где-то в школьных гимнах.

***

Ёну расставил створчатую ширму, установил церемониальный стол для проведения обряда кормления духа, потом на маленький столик, стоящий перед ним, поставил курильницу и ритуальный сосуд с песком, куда были воткнуты ароматизированные палочки. Пока Ёну на поминальной табличке писал имя старшего дяди, его статус, даты жизни и смерти, жена с выражением на лице, полным недовольства, носила кушанья на подносе. Сын спросил у Ёну, переставлявшего с места на место тарелки с яблоками и грушей на церемониальном столе, зачем он так делает.

Ёну объяснил правила, по которым накрывается церемониальный стол: красные фрукты располагаются на восточной стороне, а белые – на западной, рыбные блюда ставят на восточной стороне, а мясные – на западной. Но, совершая обряд кормления духа в квартире, не было необходимость в четком определении сторон света. И ширму он установил не точно на севере. Ёну сделал два больших поклона.

Жена принесла на подносе рис и суп для совершения обряда и бросила сыну:

- Нечего учиться бесполезным вещам.

Ёну подумал, что она права. И слова о том, почему он – не старший, а младший сын – должен совершать обряд кормления духа дяди, которого даже не видел никогда, были верными.

<…>

Расставив посуду с вареным рисом и супом в соответствии с ритуалом, Ёну еще раз сделал большой поклон и на этом закончил короткий обряд кормления духа. Он сжег поминальную табличку, закрыл входную дверь, которая была приоткрыта – якобы для того, чтобы вошел дух дяди. Обряд кормления духа в одиночку, без братьев, без родственников, с которыми можно было бы пошуметь и поговорить об умершем, поневоле получался небрежным и неполноценным. Церемониальный стол убрали, сложили ширму, и тут подошло время сериала. Жена Ёну включила телевизор и сказала как будто сама себе:

- На твой день рождения можно не готовить отдельно, хоть это хорошо.

Марина Семенихина


  1. Ниндзя с Лубянки

    Федеральная служба безопасности Российской Федерации наградила лауреатов ежегодной премии за лучшее произведение литературы и искусства, посвященное работе органов госбезопасности. Премия присуждается с 1999 года, продолжая традиции Премии ...
    Date2017.12.16 By관리자 Views166
    Read More
  2. No Image

    Честно говоря, я никому не хочу рекомендовать эту книгу

    Под этим заголовком на последней странице книги Чон Унён «Как она использует свои слезы» размещен отзыв писателя Пака Мингю. Приобретя привычку читать книги корейских авторов с конца, с рецензий, я открыла для себя много нового. ...
    Date2017.08.17 By관리자 Views54
    Read More
  3. No Image

    Ускользающие чувство принадлежности

    Ын Хигён родилась в 1959 году в городе Кочан провинция Северная Чолладо. Окончила филологический факультет университета Сунмен в Сеуле, магистратуру университета Ёнсе по специальности «корейская литература». Дебют состоялся в 199...
    Date2017.08.17 By관리자 Views7
    Read More
  4. «Ничего лишнего»…

    non-fiction Конец ноября – начало декабря каждого года книголюбы Москвы ожидают особенно сильно – в это время в здании Третьяковской Галереи на Крымском Валу проходит книжная выставка non-fiction. Для меня это, прежде всего, возм...
    Date2017.08.17 By관리자 Views16
    Read More
  5. No Image

    Кем бы ты ни был, не важно, каким одиноким

    Один из самых популярных писателей современной Южной Кореи родился в 1970 г. в городе Кимчхон, закончил факультет английского языка и литературы университета Сонгюнгван, основанного в 1398 году. Дебютировал в 1993 году стихотворением в журна...
    Date2017.08.17 By관리자 Views15
    Read More
  6. No Image

    Беги, папа!

    Вторую в своей жизни книгу корейского автора – а ею оказалась «Беги, папа!» Ким Эран – я нашла на выставке Non-Fiction в 2015 году, незадолго до которой книга и была выпущена в Издательском Доме «ЛУч». Ким...
    Date2017.08.17 By관리자 Views21
    Read More
  7. No Image

    Короткие записи о пережитом

    Когда мое увлечение Кореей стало очевидно не только окружающим, а и мне самой (а я обычно не замечаю, когда какой-то процесс или тема завладевают мною полностью), то я обратилась к еще одному источнику знания о жизни в Корее. До этого мне ве...
    Date2017.08.17 By관리자 Views17
    Read More
Board Pagination Prev 1 Next
/ 1

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

Исключительные права на материалы, размещенные на интернет-сайте
www.gazeta-rk.ru, в соответствии с законодательством Российской Федерации об охране результатов интеллектуальной деятельности принадлежат газете «Российские корейцы», и не подлежат использованию другими лицами в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя.